Ироническая проза. Дмитрий Медведев (Кармиэль, Израиль). Пиф-паф, Исраэль

Go down

Ироническая проза. Дмитрий Медведев (Кармиэль, Израиль). Пиф-паф, Исраэль

Post by Admin on Sat Jan 13, 2018 2:32 pm

Продолжение. Начало в № 90.

Родился в 1980 году в Ставрополье. На Землю Обетованную
попал в 18 лет по студенческой программе. Отслужив в та-
мошней армии, остался на ПМЖ. Работает руководителем
компьютерного отдела. Является автором ряда статей в про-
фессиональных журналах.
Продолжение. Начало в № 1 (90).

УМНИКИ В АРМИИ
Люди, которые думают, что они всё знают, раз-
дражают нас – людей, которые действительно
знают всё. Один отмочил, что здесь пища здоро-
вая, так как вредные анаэробные бактерии не жи-
вут в грязи. Какое глуПокомысленное заявление
– просто и днём и ночью ДУБ учёный, в котором
спит гений (весьма крепко спит).
Впрочем, другая обезьяна перехватила пальму
первенства утверждением, что анаэробными бы-
вают только вирусы. Так вот кому кора головного
мозга досталась от дуба! Интересно, ему череп не
жмёт? Короче, ученье – свет, неученье – армия, и
неучёных – тьма. Наверное, и в школе они... ах да,
какая школа?!
Я же скромно, с учёным видом знатока, храню
молчанье в каждом споре* и остаюсь при своём
мнении методом держания его при себе. Может,
хоть армия их чему-нибудь толковому научит.
Армия учила, как могла. Сначала занятия про-
ходили всей стаей, но потом нас поделили на
группы, и материал стал разнообразнее. На пер-
вых порах я серьёзно отнёсся к новым дисци-
плинам, стараясь вникнуть в глубину вопроса,
но очень скоро понял – это лишнее. Экзамены,
проходившие почти каждый день, шли по одной
схеме. Заходим в класс, равнение по половым ще-
лям. РазБРЕДаемся по одиночным партам, чтобы
получить очередной БРЕД.
Нам раздают листки с отвратительным каче-
ством печати и обязательно – с мелким шрифтом.
В ответ на возмущение народа пухленькой ко-
мандирше, которую я окрестил «double МЕМ»,**
приходится каркать вопросы вслух своим проку-
ренным голосом. Затем она хрипит ответы, сразу
указывая, какие правильные, потом начинает хо-
дить по рядам и следить, чтобы никто не ошибся.
А в случае неверно отмеченной строки осипшим
Ирония
голосом восклицает что-то вроде: «Вас всех что,
одна и та же акушерка по пьяни роняла?»
Ну какие тут могут быть провалы? Впрочем,
помню, когда-то я был уверен, что и клинику, в
виде медицинской практики, провалить невоз-
можно. Что ж, слово «вылетишь» – оно не во-
робей. Теперь, по армейским принципам коман-
дирши, самое интеллектуальное занятие в плане
обучения – сидеть на унитазе и рассматривать в
книжке картинки. Так сказать, сочетать приятное
с полезным.
Однако занятия с людьми, у которых звание
было повыше, проходили интереснее. Капитан
нам втирал о двоякости понятий секретности и
открытости. В армии всё секретно, даже расписа-
ние в столовой. И, как он нас заверил, мы тут ча-
сто будем сталкиваться с кое-какими проблема-
ми, о которых нельзя упоминать в обществе (как
бы двояко это ни звучало).
Однако не надо думать о себе невесть что – не-
заменимыми людьми наполнено только кладби-
ще, и все уникальные герои попадают туда рань-
ше остальных. Поэтому в случае пленения любая
информация теряет свою секретность. Получа-
ется, что врагу доложись, а с друзьями ни-ни. И,
словно в подтверждение этому, на стене в классе
был вывешен плакат:
«Ты сказал другу, тот – своему другу, тот – сво-
ему... – длинный такой однообразный список, а в
конце... – его друг сказал твоему врагу!»
Прикинул, что получится на выходе этого ис-
порченного телефона, если запустить наше рас-
писание в столовой. Ладно, мотаем себе лапшу на
ус. Ну а кто без усов – на уши (после перемотает).
Майор начал прогруз о мотивации, докапыва-
ясь чуть ли не до каждого в отдельности с вопро-
сом: любим ли мы армию, так как любит её он,***
то есть всеми силами души? А после толкнул
лекцию о необходимости развивать в себе «рош
патуах». Мол, мы не просто «толпа солдат», а ста-
до автономных боевых единиц, поэтому должны
быть умны и сообразительны даже в мелочах, а
не просто полагаться на командира. Это было
необычное заявление, поскольку до этого я счи-
тал, что в армии лучше тупить и выполнять при-
казы. Посчитав свой монолог убедительным, он
приступил к обучению, написав на доске «банан,
апельсин, помидор, арбуз, клубника», предложив
убрать лишнее.
Ответ задавался каждому в отдельности, и по-
вторение версий не принималось. Поскольку
каждому приходилось выдумывать новое объяс-
2016 год № 2 (91) С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА 19
нение своему ответу, то вскоре варианты стали
такими: «томат – для коктейлей не годится», «ба-
нан – он всегда жёлтый» и «арбуз – его далеко не
кинешь». Почти в самом конце дошла очередь и
до меня. «А тут всё лишнее, – высказался я. Банан
– трава, арбуз – ягода, помидор – фрукт, апельсин
– цитрус, а клубника... ну типа концентрирован-
ный цветок с мелкими орешками» – ну не знал я,
как на иврите «разросшееся цветоложе». «Моло-
дец! – сказал майор. – А что, помидор и вправду
фрукт?»
В который раз израильская армия меня удиви-
ла: я-то думал, тут умников не любят, а оказалось
– это проявление пресловутого «рош патуах»****
– по крайней мере, в глазах этого майора, кото-
рый мог бы найти профессиональное примене-
нии моим ботаническим знаниям в виде чистки
картофельных овощей. Всё же это жизнь пре-
красна, а не я мазохист. Или просто началась у
меня полоса везения, но это в случае, если жизнь
действительно полосатая, а не я зигзагами хожу.
* «Евгений Онегин» (А.С.Пушкин).
** МЕМ – в контексте игра слов: double МЕМ – звучит
как дважды мэм (намёк на габариты женщины), так-
же дважды мем – это МЕМ-МЕМ – командир отделения
(арм. аббревиатура Израиля), также МЕМ – в меметике
– единица культурной информации, распространяемая
от одного человека к другому посредством имитации (в
данном случае, вороны).
*** «Любите ли вы театр так, как я его люблю...» (В.Г.Бе-
линский).
**** «Рош патуах» (дословно «открытая голова», ивр.) –
имеется в виду нестандартное мышление, открытое для
новых идей.
СУББОТА НА БАЗЕ
Первый закрытый шабат* на базе начался без
приказов и отсчёта времени.** Нас просто про-
сили что-либо сделать, а кто отказывался, того
записывали в книжечку. Но вот в чём проблема:
чем меньше работаешь, тем меньше хочется. К
тому же царила атмосфера военного положения,
и на базе осталась только наша группа в сорок че-
ловек. Это слишком мало, чтобы легко увиливать
от работы и воровать хорошую еду из столовой.
Мне уже начало казаться, что я её зарабатываю.
Мяса последнее время почти не давали, а на од-
них углеводах я долго не протяну.
Своими трофеями в виде консервированной
тушёнки и туны я всегда делился без сожаления,
потому что Бог велел делиться не только амёбам,
да и прятать добычу всё равно было некуда. Де-
лились и люди со мной, возможно, по той же при-
чине. В любом случае, это здорово сближает – мы
же плывём в одной лодке, но почему-то все сидим
на веслах. Американец Ганс смотрел на нас, как на
ненормальных. Он вообще на все трудности смо-
трит, как сквозь розовые очки, поэтому всё ему
как-то фиолетово – вероятно, фанатик армии, так
как явно получает мазохистское удовольствие от
рьяного выполнения приказов.
Нам вернули зарядные устройства для мобиль-
ников, которые были сданы ещё в начале недели.
Но по распоряжению новой начальницы было
решено обесточить базу, чтобы «святую суб-
боту» никто не нарушал работой – в том числе,
электрическими импульсами. Похоже, на нашей
базе все «дфуким»,*** только в разных смыслах.
Три общественных телефона были на солнечных
батареях, но погода была более чем дождлива, и
спроса на них не было. Мой мобильник сел ещё
вчера, Юркин – тоже, поэтому планы поболтать
с Борькой часок-другой накрылись по религиоз-
ным соображениям высокопоставленной дуры.
Воистину, все люди разные – вот некоторые, на-
пример, раб-БАНУТЫЕ.**** Что ж, буду отсы-
паться за всю неделю.
Но поспать в этот выходной нам дали не более
пары часов. Всё остальное время мы строились то
на поверку, то к еде, то к шмире (охране). На про-
шлой неделе выбить освобождение от ношения
оружия по причине аллергии на машинное мас-
ло не удалось, так как по решению главнокоман-
дующего к оружию в военное время может быть
только тяга. Поэтому мне, такому особенному,
приходится охранять базу, как и всем остальным,
даже если я вообще против оружия и, максимум,
согласен на газовое для самообороны: скажем, га-
зовый ключ или газовая труба. И никому не ин-
тересно, что я подцепил паДцифизма. Наоборот,
к урокам по оружию нам ещё устроили трени-
ровки рукопашного боя. Просто какие-то курсы
прикройки и шитья – если кого надо прикрыть
или пришить. Вот уж действительно чувствуется
разница между отдыхом и «не работой».
Впрочем, охранять не так уж и тяжело, разве
что холодно: как-никак, а фигварь на дворе. По
радио передали коротко о погоде: «Бррр...» – и
сообщили, что такой мерзкой температуры в Из-
раиле не было уже тридцать лет. Надо же было
именно в этот год сюда загреметь! И такое безо-
бразие обещает затянуться со своей новой акци-
ей: переживи три месяца зимы и четвёртый полу-
чишь в подарок.
20 С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА № 2 (91) 2016 год
Для сугреву мы принимаем по сотне граммов
чавой-то покрепче воды (но не лёд, конечно же),
называя это – «лехистакен»***** – от русского
слова «стакан» и ивритского суффикса «лехи»,
образующего инфинитив. Ведь алкоголь губит
народ в целом, а не нас – отдельно взятых лично-
стей. Да и вообще, сколько водки ни пей, а орга-
низм всё равно на 90% состоит из воды.
Втихаря пьют даже израильтосы, но в иврите
много звуков, которые тяжело внятно произно-
сить шёпотом, поэтому их «втихаря» часто «па-
лят» с «палёным» жидким утеплителем. Не пьёт
только Ганс: он в шоке. Но хоть не стучит, и на
том спасибо.
Ближе к вечеру сели позабавиться, ведь в «свя-
той шабат» это одобрено великой инквиз... то
есть раббанутом. Потеха называлась «десять раз
собери и разбери М-16» (а говорили – не играйте
с оружием).
– Вспомните о своём будущем, – орал прохажи-
вающийся инструктор, имея в виду, что эти на-
выки пригодятся молодняку, у которого все ещё
спереди. – Собирайте аккуратно! Кто кончил,
ставит на приклад. Если у кого не стоит, зажи-
майте между ног. И можно молчать потише, а то
базар, как на рынке!
Прибежала разъярённая командирша, таща за
рукав офигелого Ганса. Оказалось, его поймали
на выбрасывании консервных банок, натырен-
ных нами из столовой и неряшливо брошенных
на его прокрустово ложе. Командирша помянула
нас незлым тихим словом****** и устроила общее
построение с лекцией о достойном поведении
солдата. Но вскоре она бросила это безнадёжное
взывание к разуму и совести по причине отсут-
ствия как последней, так и предпоследнего.
Надеюсь, до тупого америкоса дошло, что в
праздничный шабат нельзя выносить мусор, а
компрометирующий – нельзя трогать даже в суро-
вые будни. Да вообще, надо бы ему побольше по-
фигизма даосизма и адхармии******* в этой армии!
Конечно же, всех наказали внеочередным де-
журством и ночной охраной периметра. К со-
жалению, за наши грехи время на базе короче не
становится.********
* Шабат (шаббат) – суббота (ивр.).
** На курсе молодого бойца, выполняя приказ, зача-
стую строй на бегу громко отсчитывает заданное время.
*** «Дфуким» – дословно «стукнутые» (ивр). Двойной
смысл: «невинно наказанные» или же «пристукнутые,
придурки».
**** Раббанут – совет главных раввинов Израиля.
***** «Лехистакен» – «подвергаться опасности» (ивр.).
В данном контексте, игра слов имеет двойной смысл.
****** Аллюзия на стихотворение Тараса Шевченко
«Заповiт».
******* Адхарма – «неправедность» (аморальность) в
индуизме и буддизме.
******** Слова Феклуши из произведения «Гроза»: «...
время-то, за наши грехи, всё короче и короче делается»
(А.Н.Островский).
ОХРАНА БАЗЫ
Рассуждая о несправедливо полученном спра-
ведливом наказании, я обратился к своим фило-
софско-религиозным взглядам на жизнь, в осно-
ве которых сперва был бит, потом байт, и только
потом появилось слово.
Систематизм утверждает, что мир справедлив в
целом, иначе не был бы так устойчив. С другой
стороны, это не мешает подсистемам конфликто-
вать, вызывая относительную несправедливость
одной по отношению к другим. Обиднее всего,
что нынешние тяготы от назначенного дежурства
не гарантируют, что после воздастся плата другой
благодатью. Тут другие религии в выигрыше, так
как кормят сказками о том, что каждое страдание
окупится после, и вообще, всё запланировано
свыше, а нам это не дано понять. Но я уже вы-
брал себе религию, лучше других оправдываю-
щую мои недостатки.
Оперевшись на швабру, я погряз в рассужде-
ниях о том, как Высшая Сила описывается Си-
стемой. Окончательно завис где-то на сложной
иерархии наследования реальных объектов от
абстрактных с их потенциальными возможно-
стями и полиморфизмом души, как индивидуу-
ма в подсистеме социальной среды. Из ступора
вывел яркий свет. К сожалению, это был не свет
прозрения, а просто наступил вечер, и «вышла
суббота».*
Раз выходной закончен, электричество вер-
нулось в родные кабели базы, но зарядки для
телефонов у народа опять забрали, так и не дав
толком восполнить энергию. Опять роль элек-
тричества достанется мне: с напряжением вста-
вать, с сопротивлением идти выполнять нелепые
приказы, весь день искрить, оставляя минусы в
прошлом и предвкушая в будущем только плю-
сы, а в конце дня наэлектризованным завалиться
в койку и вырубиться.
Перед выходом на охрану впервые побрился
бесплатной армейской бритвой, если её можно
назвать таковой. Первое лезвие брило плохо, вто-
2016 год № 2 (91) С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА 21
рое вообще было не лезвие. Плавающая голов-
ка была только у меня, которая спасала лицо от
точного повторения контуров бритвы. Вдобавок
к неприятному процессу добавилась мойка посу-
ды, накопленная за шабат. О Господи... то есть...
О, Система, сколько же ещё не сделано! А сколь-
ко ещё предстоит не сделать... оставшимся лохам,
так как лично я в рамках наказания иду на пост
проводить с напарником два часа разговорного
английского.
Английским я занимался с Гансом, который не
догадался использовать меня как учебное посо-
бие по ивриту. Но поскольку говорить нам было
особенно не о чем, я устроил ему ликбез в плане
русской культуры и классики. Конечно же, с моим
инглишем за два часа необразованный западник
понял только то, что Пушкин – это первый рус-
ский рэппер, который неплохо рифмовал, имел
африканские корни и умер в перестрелке. Но для
него и это нереальный прогресс.
А всё же в итоге неплохо получилось: вместо
двухчасовой помойки посуды сидим и смотрим
на хорошо освещённую базу – не идёт ли коман-
дирша, а то ещё запалит, что мы тут не стоим на
посту и не взираем, куда следует. Ну а чего зы-
рить в эту непроглядную тьму, словно у негра
дяди Тома в его этой самой... в хижине. За спиной
в паре километров – деревни «двоюродных»**
(братьев Каинов). Однако наш тыл, по идее, ох-
раняется двумя вышками. Но в действительно-
сти всё не так, как на самом деле. Словом, хоть на
вышке и не посидишь, так как углы превращены
в писсуары, что особенно чувствуется при по-
пытке принять сидячую стойку, но поди знай, как
там приспособились сослуживцы по несчастью.
По возвращении с охраняемой точки мы присо-
единились к общественному наказанию. Сержант
озверел и решил всех наказать нашими же рука-
ми и ногами за то, что тихо кричим. Отжимаясь,
мы считали, и если считали тихо, то он начинал
считать в обратном направлении. Бегая, мы тоже
считали, но не как на «гадне»*** – каждую секун-
ду, а только по десяткам. Гонял он долго, считали
мы всё тише.
В итоге, махнув на нас рукой, он отправил всех
читать газеты. Однако его урок не прошёл даром.
С этого времени мы усвоили одно хорошее пра-
вило: если дело не укладывается в отведённые
секунды, считаемые вслух, то просто где-то в се-
редине счёта секунд пять считаем в обратном на-
правлении.
Безусловно, вечерок прошёл тяжело, но впервые
я вспотел ближе к утру, когда обнаружил пропа-
жу двух полностью укомплектованных патронта-
шей. Вот почему всегда теряются вещи, которые
никому не нужны и никто их не брал?
В пять утра я оббегал всю базу, но, как говорит-
ся, что посеешь, то уже не найдёшь. Пришлось
идти на проверку не полностью снаряжённым.
Впрочем, до этого я потерял фляжку и поломал
каску. И это только за первую неделю! Но никто
так и не сообразил, что армии дешевле вернуть
на учёбу такого солдата, а может, тут это в поряд-
ке вещей. Да и командирша уже привыкла к моим
потерям и ответу, что сержант о происшествии
оповещен.
Жутко хотелось спать. Промозглый рассвет был
встречен с удивлённой мыслью: «А ведь кто-то
специально встаёт ради него!» Закусив удилами и
готовясь к здоровому постовому сну, я себя уте-
шил, что до конца недели осталось не так уж и
много – всего неделя.
* По иудаизму суббота заходит и выходит с первой звез-
дой (технически – с появлением Венеры на небосклоне).
** Двоюродные (кузены) – так принято называть ара-
бов за глаза, потому что евреи с арабами – семиты и, со-
гласно Торе, рождены от одного праотца разными жен-
щинами.
*** Гадна – предварительный армейский курс молодого
бойца для школьников старших классов.

Продолжение следует.

Admin
Admin

Posts : 762
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum