Ольга Кравчук (Симферополь, Крым, Украина). На седьмом небе

Go down

Ольга Кравчук (Симферополь, Крым, Украина). На седьмом небе

Post by Admin on Mon Feb 05, 2018 5:04 pm

Здравствуйте, Ваше Высочество! Меня зовут Ольга Кравчук. Позвольте предложить Вам на рассмотрение для публикации в журнале "СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА МИРА" несколько моих рассказов.

Меня зовут Митя. Мне всего 14 лет. Но за вчерашний день я повзрослел лет на пять, а может и больше. Вчера умер мой единственный друг…
Утром мы встретились у моего подъезда, и пошли в школу. На уроках Виталька, как всегда, усердно занимался, а я успешно у него списывал. Я всегда умел оценить свои силы и выше тройки выбить на уроках не пытался. Спросите, что у нас было общего? Да ничего! Может, потому и дружили, как-то странно дополняя друг друга.
– Ну что, лохи, так и не созрели для взрослой игры? – толкнул меня плечом местный «авторитет».
– Нам ваши игры неинтересны, – ответил за меня Виталька.
– Шо? Ссыте как бабы?
– Слышишь ты, я тебе не хрен собачий, чтобы так со мной разговаривать! – вскипел я, но Виталька меня тут же одёрнул. Должен сказать, вовремя, иначе меня опустили бы головой в унитаз и смывали бы воду, пока не отключусь.
Одноклассник был выше меня на добрую голову и похож на борова. Набрав слюны, с чувством сплюнул её мне на макушку. «Хорошо не в лицо», – подумал я. Мимо, хихикая, пробежали девчонки. Сегодня нам ещё везло. Вечерами, собирая рюкзак на утро в школу, с досадой и непонятным внутренним страхом понимал, что идти мне туда не хочется. И никак не мог осмелиться спросить у друга, чувствует ли он тоже самое.
– Знаешь что, Мить, – проговорил Виталька по дороге домой. – А давай сегодня попробуем. Не получится, так и фиг с ним. Сколько можно быть изгоями.
– Думаешь, тогда они отстанут?
– Хотелось бы в это верить.
– Виталь, я не трус, но делать этого не хочу.
– А тебе ничего и не надо будет делать. Я сам. В «На седьмом небе» даже девки с нашего класса играют, им нравится, – пожал он плечами. – Ты вот что, занеси рюкзак домой и приходи ко мне, пока родители с работы не вернулись.
– А я-то тебе зачем?
– Вообще, почти все делают это в паре, но если ты не хочешь, то просто снимешь на телефон. А потом выложим запись на YouTube.
– Ты решил звездой класса стать?
– Дело не в этом. Так у нас будут неопровержимые доказательства того, что мы не бабы! Может, тогда они отцепятся, и мы не будем больше бояться ходить в школу.
Вот так он первый признался мне в своём страхе, но всё же решился сделать то, для чего у меня гайка слаба.
– Тебе нужно будет только всё снять.
– Говно вопрос! Брошу рюкзак и к тебе.
На том и порешили. Уже спустя пятнадцать минут я стоял у Витальки в комнате, крутя в руках пояс от халата его мамки, которым он планировал обмотать шею.
– А чё не полотенцем? – спросил я, видя, как он нервно трёт руки.
– Одному полотенцем неудобно. Ну ладно. Не будем тянуть. Я перетяну пояс через дверную ручку и обверну вокруг шеи. Один конец возьму в руку. Когда прийдёт время, затяну его. Только ты обязательно сними всё до конца. – Я в ответ только кивал головой.
– Начнём или тебе всё же слабо?
– Ты меня на «слабо» не бери! Если сказал, что сделаю, значит, сделаю, – заявил он. – Девчонки говорили, что можно стать спиной к стене и просто надавить на грудную клетку, затрудняя доступ кислорода. Но для этого нужен помощник, а раз ты не хочешь…
– Нет. Не хочу и не передумаю. Так что давай не тяни, а то предки скоро домой придут.
– Я и не тяну! Хочу правильно всё сделать.
– Ты будешь часто дышать или приседать?
– Зачем это?
– Так, чтобы давление повысить, – напомнил я.
– Точно! Я и забыл. Дышать буду, приседать с поясом на дверной ручке не получится.
Виталька завязал на шее «удавку», немного её ослабив. Присел на корточки и глубоко вдохнул, будто собираясь с мыслями, перед ответом у доски. Я достал телефон и включил видеозапись.
– Смотри не обосрись, – подбодрил я. И как-то стыдно мне стало за свои слова.
Ничего не ответив, друг принялся часто дышать в течение десяти секунд. Затем задержал дыхание и резко затянул на шее пояс. У меня аж ладони вспотели. Так перегибается сонная артерия, в мозг на некоторое время прекращает поступать кислород, и клетка спит. Человек в этот момент должен впадать в состояние ступора, а после ослабления хватки резко приходить в себя. Всё это я знал благодаря Витальке.
«Один, два, три, четыре», – считал я в уме. Внезапно глаза друга помутнели, и он обмяк, рухнув на пол. И вместо того, чтобы ослабить хватку пояса, ещё сильнее его затянул, но понял я это не сразу. Спустя пару секунд он должен был очнуться и испытывать эйфорию. Кровь приливает в мозг, и после отключки резко возвращаешься к реальности. Но Виталька почему-то не приходил в себя. Телефон у меня в руках задрожал.
– Эй, Виталь, вставай, хватить прикидываться! – Но он даже не пошевелился. Секунду-другую я стоял на месте скованный леденящим изнутри страхом, не зная, что делать. Тело била мелкая дрожь.
Отбросив телефон в сторону, подскочил к другу, развязывая «удавку».
– Виталь, Виталь, ну ты чё?! – Он не дышал. Я приложил липкую от пота руку к горлу, пульса не было.
Я замешкал всего на несколько секунд. Не успел помочь ему расслабить пояс, и это оказалось достаточным, чтобы спавшая клетка умерла, забрав с собой моего друга.
В один момент я почувствовал себя старше на много лет, но не из-за сожалений, а от низменного страха. «Ведь на его месте мог оказать я! Нужно сейчас же сматываться! Твою мать, что будет, если кто-то узнает, что я был рядом!» – мысли сменяли одна другую. Я выскочил из квартиры, закрыв за собой дверь. Повезло, что один из замков можно было закрыть как снаружи, так и изнутри. Некоторое время меня волновала лишь моя судьба. Ведь за это могут упечь за решетку. Вот и сыграли в недетскую игру «На седьмом небе»!
Закрывшись у себя в комнате, я сидел и думал о том, что, скорее всего, его уже нашли. Приехала скорая и милиция. Совсем скоро придут допрашивать меня, как единственного друга. Вот только никто не пришёл. Утром я пошёл в школу. Один.
Учительница нам ничего не сообщила, видимо, не хотела поднимать в школе шум. Но я услышал, как в учительской перешептывались о том, что один из учеников повесился.
– Вот тебе и отличник! Наверное, в семье не всё гладко было, – предположил физрук.
От его слов меня передёрнуло. Я сбежал с уроков и долго слонялся по улице, раздумывая, что делать. Только теперь я начал ощущать утрату и что-то похожее на вину. Ведь я мог остановить его, не подбивать, в конце концов, помочь, но почему-то продолжал снимать.
Когда стемнело, сам не понимаю, как оказался у дома, в котором когда-то жил мой друг. Осознавая, что должен всё рассказать его родителям. Я до боли в руке сжимал мобильный телефон, с которого не решился удалить запись. Просматривая её раз за разом, смирился с мыслью, что меня упекут за решётку. Но я не мог позволить, чтобы Витальку считали самоубийцей.
Через пару дней на форуме появилась запись: «Лох он был. Техники не знал. Вот и сдох, сука. По уму всё делать надо!». А я читал, понимая, что хуже, чем лохом, был тот, кто это написал.

Admin
Admin

Posts : 706
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum