Репортаж. Вячеслав Кузнецов (Гоа, Индия). Дикая земля

Go down

Репортаж. Вячеслав Кузнецов (Гоа, Индия). Дикая земля

Post by Admin on Fri Jan 26, 2018 5:27 pm

Я окинул взглядом раскинувшийся передо мной безбрежный Индийский океан и обернулся к берегу.
И вдруг боковым зрением зафиксировал какое-то движение за спиной. Резко обернулся обратно.
В двух метрах от меня среди волн показался громадный чёрный плавник …

Март. После семичасового, довольно-таки утомительного перелёта, мы выгружаемся в аэропорту индийского штата Гоа. Аэропорт – Dabolim Airport. Как объясняют путеводители, он расположен в деревне (!) с одноимённым названием – Dabolim. Это похоже на правду (насчёт деревни). Каких-либо небоскрёбов я не видел.
Но по порядку. Оказывается, гражданские терминалы закрыты на ремонт и мы приземлились в военном аэропорту. Неорганизованным, насквозь гражданским табором пробираемся по, скорее всего, режимному объекту. Вдали, в ярком свете мощных прожекторов, угадываются хищные силуэты таких родных и близких русскому сердцу «Сушек» и «МиГов». Это результат российско-индийского сотрудничества.
Кругом деловито снуют военные. На нас, «цивильных», посматривают с лёгким презрением. Скорей бы проскочить в зал таможенного контроля!
Вдруг слышится боевой индейский клич. Вернее, индийский. Все представители племени Military моментально вытягиваются по стойке «смирно». Мы старательно копируем их действия.
Откуда-то из темноты с чувством собственного достоинства и несомненного превосходства над окружающей толпой «выплывает» минимум маршал дружественной нам индийской армии. Со свитой. Маршал упакован в униформу с сотней блестящих нашивок, наклеек, наклёпок, аксельбантов. Свита сверкает нисколько не меньше. Когда это сияющее «облако» скрывается за секретной (совершенно секретной!) дверью, мы робко продолжаем свой прорыв из окружения военных в гражданский мир.
Зал прилёта. Душно, тесно, скромно, казённо. Что поделать, военный аэропорт. Впереди, в будках с открытым верхом, сидят скучающие женщины в нарядах от дизайнерского агентства «Министерство обороны». Если проще, то в форме цвета «хаки». Военный аэродром …
Чтобы пообщаться с женщинами цвета «хаки» (а без этого никак – они выпускают народ из зала прилёта), нужно заполнить миграционную карточку.
Как я понял, миграционные карточки в Индии обладают абсолютной свободой передвижения, так как разбрелись они по всему залу прилёта. Они свободно расположились на столах, полках, стойках. Местами стопки карточек обнаруживались мирно лежащими на полу. Где-то карточки были воткнуты в неровности стен и поддерживающих крышу колонн. А ещё они разноцветные. И текст на них на незнакомом (индийском) языке. Англо-саксонские слова бессовестно сокращены.
Индия – страна свободы. Даже для миграционных карточек!
В зале прилёта нарастает гул. Прилетевшие со мной соотечественники с недоумением вертят в руках эти засекреченные миграционные карты. Есть, конечно, очень образованные и, видимо, очень бывалые путешественники. Они не капли не смущаются и смело начинают заполнять первые попавшиеся под руку бланки. Вокруг них сразу же собирается группа «последователей», копирующих все действия «бывалых».
Мы пойдём другим путём. Беру пачку разноцветных бланков и подхожу к скучающему у служебного входа индийскому пареньку. Он единственный из пока увиденных мной аборигенов был в обычной одежде. Не цвета «хаки».
– Раша. Индиа. Фрэндшип форева. Хэлп. – решительно проговариваю своеобразный пароль, широко улыбаюсь и протягиваю парню бланки и авторучку. Пареньку ничего не оставалось, как глубоко проникнуться моей идеей о вечной дружбе между Россией и Индией. Он ответил: «Йес!» и выразительно посмотрел на наши паспорта. Мол, не тупи, друг, документы давай! Я ведь не экстрасенс, ваших паспортных данных в астрале не вижу …
Таким образом, в числе первых мы прошли таможню и границу. Мы – это я и моя супруга Наташа. В первый раз мы выбрались отдыхать без детей, которых у нас в наличии двое. Куда лететь – выбирали спонтанно. Остановились на Южном Гоа. И не совсем уж далеко, и совсем не холодно. Правда, по привычной нам системе «Всё включено» отелей на Гоа очень мало. Пришлось выбирать довольно-таки дорогой отель «Dona Sylvia». И в последствии мы не пожалели! Но об этом позже.
Так вот, прошли границу, получили багаж (один чемодан). Тут же к нам подлетел местный носильщик. Крайне затрапезного вида. Потерявшая форму и вылинявшая одежда – шорты и майка, босиком. Небритый. Взлохмаченный. Худой. И с голодным блеском в глазах.
Я шёл по направлению к выходу и катил за собой чемодан. Это было не трудно. Носильщик крался рядом и всё время пытался выхватить у меня чемоданную ручку.
-Не надо! – отмахнулся я.
Носильщик сделал вид, что не понимает ни русского языка, ни языка жестов. Он молча продолжал сражение за чемодан.
-Не надо … – упрямо бурчал я, выискивая взглядом спасительный выход.
Носильщик тоже оказался упёртым. Он изловчился и всё-таки вцепился в ручку мёртвой хваткой. Прямо поверх моей руки.
Так мы и шли по аэропорту, как сиамские близнецы, таща вместе совсем не тяжёлый чемодан, запинаясь друг за друга. Ситуация становилась крайне глупой.
Я обречённо вздохнул и отпустил ручку. Счастливый носильщик полностью завладел моим чемоданом и с гордо поднятой лохматой головой поволок его к выходу.
Выход из хоть как-то кондиционированного помещения аэропорта ознаменовался дикой влажностью и духотой. На несколько мгновений даже пришлось остановиться и сделать несколько глубоких вдохов, приучая лёгкие к атмосфере местного климата.
Вдоволь надышавшись густым и ароматным индийским воздухом, который, казалось, можно резать на ломтики и поглощать, как диковинный заморский фрукт, мы огляделись.
Раннее утро, ещё темно. Но общая картина видна. Большая площадь перед нами пестрит брошенными как попало автомобилями. В основном, индийский частный автопарк явно оставляет желать лучшего. Большинство авто родом из 20-го века. Помятые, побитые, ржавые, скособоченные драндулеты мирно соседствовали с люксовыми, блестящими даже в темноте, творениями японского и корейского автопрома. Автобусы вели себя более дисциплинированно. Они хотя бы расположились в ряд.
По площади, в хаотичном порядке, не поддающемуся какому-либо алгоритму, сновали полуголые – нет, это как-то пошло сказано, – полураздетые индийцы. А также великое множество друзей человека – собак и кошек. Эти также передвигались хаотично, каждая особь по своим, крайне важным, делам. Эти вечные антагонисты – собаки и кошки – совершенно не интересовались друг другом. И данный факт лично для меня был совершенно непонятен и ненормален.
Индия – страна загадок!
Мутный свет фонарей, теряющийся в густом, влажном воздухе, слабо освещал окружающие со всех сторон площадь джунгли (тропики, сэр!). Сквозь переплетения лиан, корявых стволов, сочных, метровых листьев виднелись белые стены приземистых строений, плетёные изгороди, рекламные щиты с истёртыми надписями на потускневшем фоне. Что поделать, почти стопроцентная влажность уничтожает все яркие краски искусственного происхождения. Лишь только величественные джунгли с их дикой и свободолюбивой флорой и фауной могут похвастаться всеми цветами спектра!
В общем, на первый взгляд мы находились в уездном городке местной тмутараканьской губернии. Одно слово – глухомань …
С потоком прибывших временных бездельников (кого обижает это сравнение, можно по-другому – отдыхающих) мы движемся в сторону дисциплинированных автобусов. Рядом тащит (вернее, везёт на колёсиках) чемодан наш старый друг и товарищ – носильщик. Он пыхтит, кряхтит, вытирает со лба несуществующий пот, глубоко вдыхает, шумно выдыхает – всем своим видом показывая, что близок к обмороку из-за тяжёлой, каторжной работы. Ведь он тащит наш чемодан! Наш чемодан – лёгкий, компактный, с удобной выдвижной ручкой, который на колёсиках практически сам едет по ровному асфальту.
Паразит-носильщик набивает себе цену.
Рядом с нами идут другие туристы и затравленным взглядом смотрят, как «находящиеся на грани обморока» чумазые носильщики «с нечеловеческими усилиями» катят их чемоданы в сторону автобусов.
Со стороны эта картина выглядит, наверное, удручающе. Людской поток, состоящий из «белых господ», шагающих налегке, вперемешку со смуглыми, угнетёнными, измождёнными туземцами, придавленными к земле многотонной тяжестью хозяйского багажа.
Наконец мы добрались до нашего автобуса. Водитель молча отобрал у нашего незаменимого друга чемодан и довольно-таки бесцеремонно зашвырнул его в тёмное и мрачное чрево багажного отсека. Я с любовью погладил висевшую на груди видеокамеру, которую в последний момент, ещё дома, убрал из чемодана и поместил в ручную кладь.
Наш друг-носильщик уже вышел из полуобморочного состояния и нагло теребил меня за наплечную сумку, где, согласно любой логике, должны находиться (и находятся, конечно!) деньги.
– Не давай ему ничего! – неожиданно резко бросила моя обычно добрая и дружелюбная супруга. Чем-то не понравился ей этот сын страны Слонов, Тигров и Махараджей. Чем – не знаю! Такой милый, отзывчивый, вежливый … Чуть руку мне не сломал, отбирая чемодан. – Мы его ни о чём не просили, паразита …
Носильщик продолжал дёргать. При этом он шептал какую-то местную мантру (или как это у них называется?). А вдруг это проклятье?! Да ну его, не обеднеем из-за одного доллара! А не то наведёт ещё какую-нибудь местную, индийскую порчу, потом будешь удивляться – а чего это у меня жена шипит как кобра, а тёща в полнолуние как-то странно клацает зубами. Как крокодил. Я на мгновение представил эти последствия проклятья и моментально взмок от ужаса. Не-е-т, жена с тёщей у меня очень положительные девушки, я их люблю и не допущу, чтобы какой-то там доморощенный аэропортовский шаман своими корявыми заклинаниями испортил мне семейную жизнь!
Я поторопился достать бумажник.
– Сто рублей – неожиданно произнёс стоящий рядом неизвестный мне соотечественник. Он нервно курил и разглядывал окружающее захолустье. – Баксы они не берут. Только рубли. Сотню.
– Ста рубей! – послушно повторил наглый носильщик и протянул ко мне открытую ладонь. Явно не для дружеского рукопожатия.
– На! – купюра моментально исчезла в одной из дыр, красовавшихся на шортах вымогателя. – Только отстань!
Носильщик уже не слушал и с хищным выражением лица поскакал в сторону аэровокзала – отбирать чемоданы у припозднившихся путешественников.
Возле автобусов начал кучковаться прибывающий народ. В одной из компаний, среди нервно озирающихся туристов, промелькнули знакомые лица. Ба, да это же ребята из нашего небольшого уральского городка! Семейная пара, предприниматели, имеют солидный магазин с компьютерной техникой и сопутствующими товарами. Мы не приятели, так, шапочное знакомство.
– Дима, Галина, вы ли это! – завопил я и выскочил из сумрака индийской ночи. Дима, надо отдать ему должное, сохранил самообладание, даже не шелохнулся. Просто с ужасом смотрел на вопящее нечто, выскочившее из чернильной темноты, создаваемой тенью автобусов и неосвещаемыми гроздьями пальмовых листьев. Галина отшатнулась.
Реакцию можно понять. Многочасовой ночной перелёт, совершенно незнакомая, не везде цивилизованная страна, куча суровых военных при прилёте, решительная атака наглых носильщиков, откровенная разруха и неухоженность вокруг, духота, влажность, пугающие своей темнотой и неизвестностью джунгли … Нервы на пределе. Хочется уже поскорей соприкоснуться с солнцем, морем, защищённым стенами номером …  душем, наконец!
А тут после резких криков военных, воплей носильщиков, лая собак кто-то кидается навстречу и орёт, как потерпевший!
– Да это мы, мы – Слава, Наташа – покупатели ваши! – уже более спокойно объясняю я и из темноты вытягиваю за руку Наташу. – Привет!
– А-а-а … Привет! – неуверенно бормочет Галина, пытаясь рассмотреть нас в неверном и рассеянном свете тусклого фонаря.
Дима невозмутимо разглядывает «покупателей», мысленно проводит необходимый сравнительный анализ и лицо его озаряет улыбка. Узнал.
В это время подаётся команда: «По автобусам!». Это я, конечно, утрирую. Просто гиды, водители, представители встречающей стороны настойчиво предлагают заселяться в салоны автобусов.
Мы вкратце узнаём у наших знакомых, что они путешествуют небольшой компанией, также без детей. Отель также на Южном Гоа, но без системы «Всё включено». Решаем, что встретимся уже при вылете обратно, там и поговорим.
Мы с Наташей грузимся в наш автобус. Он похож на российский «ПАЗик». Только, видимо, местного производства. Нам просто не повезло. Рядом стояли большие комфортабельные красавцы-автобусы, но нам досталось ЭТО.
В любом случае, лучше плохо ехать, чем хорошо идти. И мы, помолясь, поехали.
Чих-пых-тррррр – этот звук сопровождал нас всю дорогу до отеля. Но мы и раньше на лимузинах не катались, поэтому не обращали на это никакого внимания.
Наташа сразу же, ощутив пятой точкой жёсткое дерматиновое сидение, погрузилась в глубокий сон, а я с интересом уставился в окно. Как можно сейчас тупо спать – мы же в Индии! В первый раз! Это же мировая сокровищница, удивительный и неизведанный мир, неразгаданная тайна! Страна, о которой мечтали все великие полководцы и завоеватели!
С началом нашего движения наступило утро. Просто резко ушла темнота и пришёл свет.
Седьмой час утра.
Мы первый раз в стране с левосторонним движением. То есть с ненормальным движением! И поначалу меня это страшно пугало. Всё время хотелось крикнуть водителю: «Уйди вправо, идиот! Уйди со встречки!!!» Но я очень сдержанный и скромный (это правда). Поэтому ничего не кричал, а только обмирал каждый раз, когда навстречу нам попадалось транспортное средство. И с ужасом смотрел на проносящиеся СПРАВА машины.
Кстати, манера езды у индийцев оригинальная. Поворотниками они не пользуются в принципе. Желая повернуть на перекрёстке или перестроиться в другой ряд, они нажимают на клаксон. И поворачивают или перестраиваются. И всем вокруг всё понятно. «Пикнул» – и повернул. А вот в какую сторону – это уже надо угадать.
Поэтому дороги индии совсем не отличаются безмолвностью. Поворотов много, сигналят постоянно.
Вдоль всей дороги посреди джунглей живут и работают люди. Везде. Проезжаешь колючие заросли акации и – раз! – жилой домик, из которого выбегает выводок голопузых ребятишек и с воплями бежит за автобусом. Сразу за сандаловой рощей появляются открытые ряды овощного базарчика, а посреди листвы фиговых деревьев – сувенирная лавка с медитирующим продавцом.
И почти у каждого домика распятие либо статуя Девы Марии. Причём сам дом может выглядеть как полуразвалившаяся хибара, а христианские святыни всегда большие, помпезные, ухоженные, богато и ярко украшенные. А посреди джунглей – в чаще или на безлюдном пустыре – расположены маленькие часовни. С телефонную будку.
Идёт босоногий индиец по дороге по своим индийским делам, увидит часовню – обязательно зайдёт и помолиться. Вот так вот, братья-христиане, а мы годами можем откладывать посещение Храма. Печально это …
К сведению, христианство – третья по численности религия Индии. Тем более на Гоа, который до середины 20-го века являлся колонией португальцев. Этих уважаемых колонизаторов индийская армия в порыве освободительной войны скинула в коварные воды Аравийского моря, а религия и культура осталась.
Поэтому на Гоа есть признаки европейской цивилизации, курорт очень популярен среди европейцев. Есть ли цивилизация в центральной Индии и какой там общественный строй (надеюсь, не первобытно-общинный), я не знаю, там пока не бывал. По-моему, достоверной информации до сих пор нет.
Индия – таинственное место!
Едем дальше. Иногда на шоссе выходят местные достопримечательности (правда, их тут миллионы) – коровы. Священные индийские животные. Тощие, облезлые и очень грустные. Как любому живому существу, им хочется общения. Но все окружающие обходят и объезжают их стороной.
Вообще, в Индии все животные являются священными. Но корова – самая-самая священная. Почему? Индийцы называют её незамысловато – «Корова-Мать». Поэтому и святая. Чего не понятно-то?!
Вот и бродят бедные, но неприкасаемые, бурёнки по равнинам Индии … пока не встретят Священного Тигра или не менее священного Крокодила!
Семь часов утра. Проезжаем мимо пустыря, на котором установлены примитивные ворота и в промежутке между ними изображает игру в футбол кучка местных пацанов. Да-а, рановато даже для утренней физзарядки. Но зато логично. Днём будет жара под пятьдесят градусов – много не побегаешь. Днём жизнь на Гоа вымирает. Даже самые стойкие и выносливые представители рода человеческого – продавцы – ложатся прямо на пол в своих магазинчиках и погружаются в летаргический сон.
Как сейчас и моя Наташа – прилегла ко мне на плечо и сладко сопит. Вокруг удивительный, изумительный, неизведанный мир Индии – а она СПИТ! Всё-таки в нашей семье романтик – я! Я МЫСЛЕННО трачу деньги на увлекательные и захватывающие путешествия, а она РЕАЛЬНО прибирает эти деньги в шкафчик и деловито высчитывает – это на квартплату, это на погашение кредита, это на одежду и так далее, и тому подобное. Банальная «бытовуха»! А какие-то там увлекательные и захватывающие путешествия подождут … Прагматик!
Но так и должно быть в нормальной и дружной семье. Супруги должны уравновешивать друг друга. Супруги-романтики непременно выпадают из реалий современного мира и, в конце концов, становятся нищими, оборванными, странствующими хиппи. Где-нибудь в той же Индии. А пара прагматиков, становясь рабами сугубо материального мира, в итоге возненавидят друг друга из-за отсутствия совместных приятных воспоминаний. Да, так и должно быть: романтик плюс прагматик – равно – здоровая и любящая семья. Один – с мечтами об амазонских дебрях, ацтекских храмах, кенийских саваннах. Другой – со строгим распределением семейного бюджета на бытовые, а значит, жизненно необходимые нужды …
Я нежно погладил мирно сопящую у меня на плече жену по волосам. Любимый мой прагматик!
Но что-то я отвлёкся. Знаете ли, навеяло незабываемыми воспоминаниями о том чудесном отпуске …
Так вот, автобус периодически останавливался посреди джунглей и выпускал из своего далеко некомфортабельного нутра очередную партию туристов. Сопровождающий гид уводил их по еле заметной тропинке прямо в дремучие заросли. Честное слово, прямо в джунгли! Иногда среди буйной зелени виднелись фрагменты каких-то сооружений (надеюсь, это были отели!). С привычными турецкими и египетскими монументальными гостиничными зданиями не было ничего общего.
Я решил, что пора начинать нервничать. Куда нас везут?! Где описанные на сайте нашего отеля культурные и ухоженные фруктовые рощи с гамаками? Где белоснежные бунгало, утопающие в спасительной тени кучерявых крон «хлебного» дерева? Где ровные дорожки посреди выстроившихся в ряд кокосовых пальм? Где город-то, наконец? Море?
Но всё обошлось. И вот мы въехали в обжитые места. Пошли кварталы с многоэтажными домами, магазинами, аптеками. Интенсивность уличного движения возросла (уши закладывало от постоянного вопля клаксонов). Скучающим взглядом «сквозь» нас посмотрел полицейский, вольготно раскинувшийся на своём чёрно-белом «байке». Полицейский – это власть. Где власть – там цивилизация. Цивилизация – это хорошо!
Таким простейшим логическим умозаключением я убедил сам себя, что жизнь налаживается.
Вот и наш отель – «Dona Sylvia». Бужу Наташу, выгружаемся.
Русскоязычный персонал как-то в отеле не прижился (на тот момент времени). Но регистрация всё равно везде одинаковая, не так ли? Так что заполняем необходимые документы без проблем. Тем более общение с местными всё-таки происходит – чудовищная по содержанию смесь английского, русского и языка жестов. Нам – не впервой. А им – тем более …
Нас усаживают в кресла, угощают безалкогольным коктейлем и рисуют каждому на лбу красную точку (традиция, сэр!). Точка называется «бинди».
Это третий глаз, дающий мудрость и оберегающий от злого рока и бытовых неурядиц. Наташа тяжело вздохнула, сказала: «Бред какой-то!» и тут же стёрла свой третий глаз. Прагматик! Я же запретил трогать мой новый орган чувств и он красовался у меня на лбу до первого нырка в океан. И уже после этого злой рок вероломно настиг меня! Но об этом чуть позже …
Не прошло и пяти минут, как нам вручили ключ от номера. Заметьте, это рано утром! Обычно везде заселяют после 14 часов.
Жить становилось всё лучше, жить становилось всё веселее!
Вежливый и улыбающийся (не в пример нашему недавнему «другу» из аэропорта!) носильщик взял наш багаж и мы пошли к нашему временному жилищу. Кстати, этот носильщик по приходу в номер рубли не клянчил. Скромно потупив взгляд, взял доллары.
Идём. Вот уже здесь были и белые бунгало, и «хлебные» деревья, и ровные дорожки с кокосовыми пальмами. Вдали виднелась аккуратная роща с гамаками, а уже за ней синел загадочный и величественный индийский океан.
Ура! Наконец-то мы добрались до своей цели! И только сейчас пришло осознание, что мы находимся в самом прекрасном и чарующем месте планеты – в сказочной Индии!
Передвигаемся по территории отеля. Это – маленький город. Есть «главные» улицы и «переулки». Всё вокруг утопает в тропической зелени. Пальмы, лианы, кустарники, цветы, даже декоративные ананасы. Весело щебечут пролетающие мимо причудливые и яркие птицы. Лепота!
Сворачиваем в наш «переулок». В центре ухоженной поляны гордо возвышается «хлебное» дерево, а по окружности белеют одноэтажные бунгало. Наш домик – на две семьи (в смысле, на два номера). С общей веранды дверь налево и дверь направо. Наша – правая.
Номер приличный. Мебель, кухонные и «умывальные» принадлежности имеются. Большая кровать, напротив – ЖК-телевизор. Два кондиционера. Один – современный – на стене. Второй – «вентилятор» с огромными лопастями – на потолке, прямо над кроватью.
Этот «вентилятор» сразу невзлюбила Наташа. Ей всё время казалось, что в ходе стремительного вращения он отвалится от потолка и подло упадёт прямо на неё. Прагматик, одним словом. Уже выискивает несуществующие опасности.
Умывшись с дороги, Наташа, враждебно поглядывая на «вентилятор», категорично заявила, что устала и ложится спать. На часик или два.
Я обречённо махнул рукой и пошёл искать приключения. А если просто – то осмотреться.
Есть такая народная мудрость: «Голод – не тётка!». Это действительно так. Было время завтрака и, ориентируясь на запах жареного мяса, я нашёл ресторан. Сидящие в нём люди, в числе прочего, вкушали жареный бекон. Сочный, только что скворчащий в масле на сковороде, вкуснейший бекон! Измученная поездкой душа моя возликовала!
В ресторане я увидел русскоговорящих ребят – парень с девушкой – и узнал у них, где выдают пляжные полотенца. Так завязалось наше знакомство с Любой и Павлом. Ребятам чуть за двадцать, ещё учатся, из Сибири. Дружат. Интимные подробности опускаю. Не из скромности – просто не в курсе этих подробностей. Дружат – да и ладно.
С тех пор мы часто с ними были вместе. Хотя мы гораздо старше – мне на тот момент было около тридцати пяти, а про возраст Наташи не скажу, это не этично. Ей всегда чуть за восемнадцать.
Но разница в возрасте нам совершенно не мешала, мы легко общались и были счастливы этой дружбой. Хорошие ребята, жаль, живём в разных уголках нашей необъятной Родины. А общение по интернету никогда не заменит теплоты и душевности личной встречи.
Так вот, получив полотенца, я двинул прямиком на пляж. Путь мой пролегал через небольшую рощу (ту, которая с гамаками). Приятно пройтись по ровной дорожке в тени высоких и стройных пальм.
Пляж. Песок уже нагревается, но ещё не до состояния раскалённых углей, как будет днём. На море приличные волны. Сначала я подумал, что немного штормит. Но, как оказалось, тут так всегда.
И это очень даже оригинально! Не просто болтаешься в безмятежности на зеркальной глади воды, а вместе с волнами находишься в постоянном движении. Вверх-вниз, вверх-вниз. Как на американских (а в Америке говорят: на «русских») горках.
К этим морским качелям быстро привыкаешь. И, стремительно поднимаясь над пляжем на особенно высокой волне, уже не представляешь, как можно испытывать удовольствие, застыв неподвижно в тихой и спокойной воде защищённых лагун и заливов!
Далее. Пляж муниципальный. Хотя, конечно, тот его кусок, что находится напротив отеля «Dona Sylvia», оккупирован туристами вышеназванного отеля. На пляже находятся небольшие кафе (шатёр, столы, стулья или лавки, кухня, бар), всё это называется «шейк». Романтично, конечно, но с чистотой и гигиеной здесь имеются определённые проблемы. Мы не рискнули пробовать местную стряпню, питались в отеле. Каждый «шейк» арендует небольшой отрезок пляжа, на котором выставляются принадлежащие им лежаки и зонтики. Пара лежаков и зонт оцениваются в 200 рупий (индийская валюта) либо нужно купить что-нибудь в «шейке». Мы брали одну бутылку пива и на весь день «лежачие» места принадлежали нам. А можно просто расстелить полотенце на песке, это будет эконом-вариант, совершенно бесплатно. Но, как нам пояснила одна пожилая российская леди, объехавшая весь земной шарик не по одному разу, в песке полно местной микроскопической живности, которую запросто можно привезти в полотенце домой, потом не избавишься. Поэтому мы старались всё-таки арендовать лежаки.
На пляже очень много собак неопределённой породы. Они весь день прохлаждаются под лежаками. Нас не напрягали. Собаки существовали в своём параллельном мире, конфликтов между ними и хомо сапиенс я не заметил.
Здесь же на пляже находится красно-жёлтая вышка с представителями «Life guard». Это местный аналог спасателей. Мы старались кучковаться рядом с ними, ведь океан, в принципе, опасен, знаете ли …
Я подхожу к тому моменту, которым начинается мой рассказ. Выйдя на пляж, я всё быстренько разведал, в ближайшем «шейке» намахнул стаканчик рома за два доллара, получил за это пару «лежачих» мест, помахал рукой Павлу с Любой, которые из ресторана отеля перебрались в «шейк» (что поделать, растущие организмы постоянно требуют «подкормки») и начал ждать Наташу.
К моему удивлению, моя любимая супруга не заставила себя долго ждать. Только я нашёл удобную позу на лежаке и собрался, «переваривая» утренний ром, заняться медитацией, разглядывая безбрежный океан, на горизонте появилась Наташа. Она подозрительно посмотрела на расплывшееся в счастливой улыбке моё лицо, принюхалась и начала допрос:
– Ты где уже успел? Ещё ведь утро, бар в отеле закрыт! Где?!
Я с сожалением вышел из нирваны и объяснил своему прагматику, что мне пришлось пойти на этот рискованный шаг с целью аренды лежаков. Нехотя Наташа согласилась, что я действовал в условиях крайней необходимости. Конфликт удалось погасить в зародыше.
И вот, взявшись за руки, мы нырнули в неспокойные воды Аравийского моря. Ведь всем известно, что океаны состоят из морей. А Аравийское море и есть та часть Индийского океана, воды которого омывают благословенный берег Гоа.
Вдоволь наболтавшись в высокой волне, Наташа вышла на берег и улеглась на лежаке. Я чуть задержался в море. Понырял, покачался на волнах, нащупал ногам песчаное дно и минуты две созерцал горизонт, где лазурная гладь моря сливалась с голубым безоблачным небом.
Я окинул взглядом раскинувшийся передо мной безбрежный Индийский океан и обернулся к берегу.
И вдруг боковым зрением зафиксировал какое-то движение за спиной. Резко обернулся обратно.
В двух метрах от меня среди волн показался громадный чёрный плавник …
Вообще, я плаваю неплохо. Сейчас же я к берегу летел стрелой. При этом я умудрялся махать руками наблюдавшей за мной Наташе и что-то орать невразумительное.
Утро было ещё раннее, народу в море почти не было. Рядом со мной, возле берега, по колено в воде стояла какая-то пожилая сеньора и полоскала в море сланцы, смывая с них песок. Проносясь мимо неё, поднимая фонтаны воды и песка, я проорал ей:
– Акула! Беги! Вон из воды!
Сеньора с ужасом посмотрела на меня, оглянулась и резко рванула к берегу, не переставая полоскать сланцы.
Я вылетел на берег, продолжая кричать и махать руками. Наташа помахала мне в ответ. Из-за шума волн она меня не расслышала и посчитала, что это из-за избытка чувств я «дурачусь» и размахиваю конечностями.
Я посмотрел на развалившегося в кресле спасателя. Он флегматично разглядывал океан. Подбежав к нему, я бесцеремонно дёрнул его за рукав футболки и, показывая свободной рукой на океан, по-русски крикнул:
– Акула! Там! Ты что, ослеп?
Спасатель осторожно разжал мой кулак, смявший его футболку, и совершенно без эмоций пояснил:
– Dolphin.
Меня трясло крупной дрожью. Так, значит, там дельфин. Всего-навсего дельфин. Я начал успокаиваться. Придя в себя, я начал вспоминать родной язык Шекспира и Черчилля.
– Sharks have?
– Of course! In the evening …
То есть, я его спросил, есть ли здесь акулы? А он ответил: «Конечно! Вечером …»
Я посмотрел в сторону океана. Метрах в десяти от берега среди волн появлялся и исчезал плавник. Дельфин, конечно же, друг человека. Но когда неожиданно неопознанная туша весом под два центнера появляется у тебя за спиной, это, знаете ли … как-то непривычно, что ли. Заикаться я, конечно, после того случая не стал, но в море после этого заходил с опаской, постоянно контролируя взглядом пространство вокруг себя.
После, разговорившись с аборигенами, мы узнали, что крупные и опасные гады к берегу подходят вечером, после семнадцати часов примерно. Акулы, скаты, змеи и другие агрессивные представители морской фауны.
К слову, мы с одним товарищем из Челябинска проводили эксперимент. Примерно в пять часов вечера зашли по пояс в море. Я явно почувствовал, как меня кто-то легонько укусил за ногу. Очень осторожно, не прокусывая кожу. Как бы пробуя, слегка … Но зубки я почувствовал реально. А у товарища кто-то обвил ногу, как змея. Вода была мутная из-за поднятого волнами песка, поэтому мы не разглядели истинных хозяев океана. Просто, переглянувшись, выпрыгнули одновременно из моря. Больше не экспериментировали.
Вот так мы познакомились с Индийским океаном, ребятами из России и замечательным отелем «Dona Sylvia».
Обычно мы едем в южные края за морем, солнцем и теплом, чего так не хватает на нашей малой родине с её суровым уральским климатом. Поэтому экскурсиями себя сильно не загружаем. Так было и в этот раз. В связи с чем был сделан упор на собственно море, на море солнца, тепла и море позитивного настроения. Общались с вновь приобретёнными друзьями, бродили в пределах доступности по окрестностям, смаковали местные деликатесы, купались и загорали.
Но и про активный отдых не забывали. На пляже познакомились с местным, который представился как «Джек». Он владелец фирмы, которая организует выезды туристов к местным достопримечательностям. Недорого. Но и без какой-либо страховки. Мы рискнули. Мы – это я, Наташа, Павел и Люба. Суть поездки: его ребята на лодке везут нас по реке, выходим в море, рыбалка, заплыв на пустынный пляж, где они готовят для нас обед, полдня купаемся и загораем там, вдали от мирской суеты, и обратно – домой.
Рано утром ждём в лобби. Пришёл Джек. Пояснил, что возникли небольшие проблемы с транспортом, к пристани пойдём пешком, тут недалеко. Окей! Пошли. Начинает припекать солнце, жарко. Шли примерно полчаса, зато посмотрели вживую жизнь местных трущоб. Впечатляет. Большой растревоженный муравейник. При виде Джека все местные почтительно склоняют голову – здороваются. Он, видимо, здесь в большом авторитете, поэтому нас не ограбили и не убили.
Пришли на пристань. Длинная деревянная лодка с мотором. Вся обшарпанная и латанная-перелатанная вдоль и поперёк. Но мы же отважные путешественники, поэтому смело загружаемся. С нами четверо индийских пареньков. Они тут же выставили перед нами большую пластиковую бочку. В ней, среди тысячи ледяных кубиков, покоились банки и бутылки с жидкостью. Пепси, кола, спрайт, фанта, минералка, пиво, виски, ром … Этим можно было напоить роту солдат.
– Не увлекайтесь! – в голос предупредили Наташа и Люба. Мы с Пашей синхронно кивнули, не отрывая взгляда от этой замечательной пластиковой бочки!
Затарахтел двигатель и мы начали свой «заплыв». Идём по реке. Она широка и спокойна. Везде бултыхаются маленькие лодчонки, больше похожие на тазики. Это местные ныряльщики – достают со дна мидий и жемчуг. По всему берегу сотни грузовиков с рефрижераторами. Бока грузовиков пестрят надписями, в каждой имеется слово «Fish». Короче, грузовики забиты местной речной рыбой, которую перевозчики развезут по всему свету.
К слову, местные речную рыбу не едят. Дело в том, что (не читать детям и слабонервным!) индийские похороны происходят в виде сожжения усопшего. Не всегда тело сгорает полностью. Пепел и всё то, что не сгорело, скидывается в реку. По сути, индийцы хоронят умерших в реке. Речная рыба питается этим. Соответственно, индийцы речной рыбой брезгуют. Они продают её за границу. В том числе и нам.
Об этом рассказали нам бывалые туристы, уже не раз посещавшие Индию. Сколько в этой истории правды – я не знаю. Но запашок над рекой стоит ещё тот!
Но хватит уже о печальном. Выходим в море. Большая волна. Лодку откровенно болтает. Меня начинает мутить. Оглядываюсь на своих соотечественников. Их лица тоже счастья не излучают. Останавливаемся посреди океана. Один из местных торжественно объявляет:
– Fishing!
Ага, рыбалка значит. Вяло закидываем удочки. Болтает всё сильней. Хочется уже скорей почувствовать твёрдую почву под ногами.
К счастью, клёва нет. Убираем снасти и направляемся к едва заметному берегу. Ура, наконец-то приплыли! Выгружаемся на действительно пустынный берег.
Место безумно красивое. Чуть сбоку пляж с чистейшим песком переходит в нагромождение здоровенных валунов. Прямо перед нами небольшой кусочек джунглей с пресноводным озером, дальше – почти отвесная скала высотой с небоскрёб. Скала покрыта местной растительностью, которая кишит дикими обезьянами. Сопровождающие нас парни начинают суетиться – ставят стол, стулья, шатёр. Выкатывают на берег милую сердцу пластиковую бочку. Начинают кашеварить.
Мы купаемся, загораем, лазим по валунам и пытаемся познакомиться с обезьянами. Но они нас игнорируют.
Обед готов. Стол ломится от деликатесов. Вчетвером всё это съесть нереально. Нежную рыбу (морскую, не речную!) сменяет вкуснейшее ассорти из морепродуктов, а перед этим было благоухающее местными приправами мясо …
Наступает полдень, время сиесты. Мы раздувшимися шариками раскинулись на стульях, переваривая поистине царский обед. Откуда-то слышится приближающийся шум и гам. Ленивым полусонным взглядом фиксирую картинку: по едва заметной тропе среди джунглей нескончаемой вереницей сверху спускаются индийцы. Их много, они полуголые (или полуодетые, это кому как нравиться). Мужики, дружно пробегая мимо нас, ныряют в море. Женщины шумно и весело начинают полоскать в озере бельё. Тут же, вереща не хуже обезьян, плещутся ребятишки.
Оказывается, там наверху расположен посёлок, какое-то производство. И вот в самую жару, когда начинает плавиться асфальт, местные бросают все свои дела и спускаются вниз к морю, поближе к спасительной воде.
Этот бедлам продолжается примерно полчаса, потом они опять чуть ли не строем поднимаются вверх и наступает тишина. Мы даже не успели как следует удивиться, как всё стихло.
Сопровождающие нас пареньки виновато пожимают плечами: мол, бывает, это форс-мажор, сори …
Обратно мы уже добрались без происшествий.
Вообще, про Гоа можно рассказывать бесконечно. Это удивительный, непознанный край контрастов, где роскошные особняки отелей мирно соседствуют с хижинами бедняков, где на полках магазинов вперемешку лежат товары ведущих западных фирм и непонятные диковины местного кустарного производства, где океан и джунгли в дневное время принадлежат людям, а ночью лучше не покидать стены своего жилища.
Где, в принципе, на дикой земле, посреди полной опасностей непролазной чащи живут вполне цивилизованные и добродушные люди, которые всегда рады гостям.

Admin
Admin

Posts : 706
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top

- Similar topics

 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum