Фантастика. Борис Поляков (Хабаровск, Россия). Последний поэт

Go down

Фантастика. Борис Поляков (Хабаровск, Россия). Последний поэт

Post by Admin on Thu Jan 18, 2018 6:18 pm

(Избранные места из дневника)
От нас, когда недвижны и чисты,
сойдём во тьму молчания отпетого,
останутся лишь тексты и холсты,
а после не останется и этого.
Игорь Губерман

21 августа 2034 г.
Сегодняшний день особенный. Трагический
день. Смерть расправила крылья и закрыла со-
бою всю мою страну. Не исключено, что и весь
мир. Сегодня началась Третья мировая война.
Собственно говоря, она началась почти год назад,
когда Южно-Кавказская республика ворвалась в
Турцию. Но затем в конфликт были втянуты и
другие государства: сначала Россия и Афгани-
стан, затем Арабская Федерация и Китай… А
потом и мы. Но до сегодняшнего дня война шла
по старинке: танки, самолёты, пехотинцы… Пока
чья-то безумная рука не нажала зловещую кноп-
ку. А потом вторую, третью… И мир взорвался
клочьями. Ядерные «грибы» выросли там, где
когда-то шумели муравейники мегаполисов. И
мегаполисов не стало…
Не знаю, остались ли где-либо на планете остров-
ки человеческой цивилизации, или всё челове-
чество, находящееся на поверхности, погибло.
Не знаю, осталось ли хоть одно государство, не
затронутое безумием. Знаю одно: если и есть у
человечества шанс пережить Третью мировую
войну, то людям придётся вначале упасть в про-
пасть одичания, прежде чем начать восхождение
к Разуму заново, ведь все достижения науки и
искусства ввергнуты в хаос, сожжены безжа-
лостным ядерным огнём. В один миг не стало ни
небоскрёбов, ни Интервидения, ни Программы
рационального деторождения… Ничего! Вот так
вот – раз! – и белый свет превратился в чёрный.
Живы только те (во всяком случае, пока), кто
укрылся в индивидуальных убежищах глубоко
под землёй, а всё это – люди не бедные, поэтому
их не может быть много. Не исключаю возмож-
ности того, что где-нибудь, в какой-нибудь глухо-
мани, ядерные волны прокатились мимо, но мне
от этого не легче: мой город в руинах, моя страна
под слоем пепла, моя семья – в убежище. Как и я.
Слава Богу, ядерная тревога была объявлена
вовремя, за полчаса до разразившегося кошмара,
поэтому мы (как и другие счастливчики, я думаю)
успели спуститься в бункер. В убежище, на глуби-
не пятьсот метров, мы ощущали только вибрацию
от взрыва или взрывов и не видели ослепляющей
вспышки, не ощутили мощь ударной волны, сжи-
гающую и сметающую всё на своём пути.
Счастливчики… Нас четверо. Моя жена Алия,
мой двенадцатилетний сын Саша и пятилетняя
дочурка Руфа. Ну и конечно я, Алекс Солт, боль-
ше известный как Алекс Солярис. Думаю, я не
нуждаюсь в представлении, ибо мой творческий
псевдоним известен любому школьнику практи-
чески в любой стране мира… Впрочем, был изве-
стен до сегодняшнего дня.
Если же предположить, что читателю сего днев-
ника (если таковой случится) вдруг не совсем по-
нятно, о чём речь, представлюсь для несведущих:
Алекс Солярис, поэт, лауреат Нобелевской пре-
мии по литературе 2027 года, основатель Всемир-
ной академии поэзии, автор десяти бестселлеров,
в том числе романа в стихах «Владимир Путин» и
поэмы «Интервидеогаллюцинации». Ну и прочее
в том же духе.
Одним словом, невероятный читательский инте-
рес к поэзии в начале двадцатых годов сделал меня
и ещё некоторых людей сказочно популярными
и богатыми. Это и дало мне возможность купить
индивидуальное убежище на четырёх человек с га-
рантией двадцатилетнего проживания в нём.
Убежище наше оборудовано по последнему сло-
ву передовой научной мысли: регенерационные
установки воды, воздуха и электричества, запас
продовольствия – двадцать лет, глубина шахты –
пятьсот метров, шесть жилых комнат, два сануз-
ла с биоутилизаторами, несколько складских и
технических помещений… Короче говоря, насчёт
безопасности я не волнуюсь.
25 августа 2034 г.
Не думал, что несколько дней безделья в зам-
кнутом пространстве убежища так вымотают ме-
ня. Алия и дети чувствуют себя превосходно и
особых неудобств не испытывают: супруга за-
нялась своим любимым вязанием, Саша и Руфа
очень быстро оправились от испытанного шока
(всё-таки ядерная война – шок, не так ли?) и вер-
нулись к обычным для их возраста играм и ду-
рачествам. Один лишь я, лишённый общения с
представителями культуры и искусства, изнемо-
гаю и страдаю, словно оказался один-одинёшенек
на необитаемом острове, ведь общение с Алиёй и
детьми не приносит мне желаемого удовлетворе-
ния – разный интеллектуальный уровень.
Алия готова сутки напролёт вязать никому не
нужные вещи и на семь рядов смотреть одни и те
же мелодрамы (благо, дисков с фильмами полно),
Фантастика
С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА № 4 (93) 2016 год
у Саши – компьютерные игры и сестрёнка, с ко-
торой он бесится до одури. А у меня? Укомплек-
товать в убежище библиотеку я не успел, Интер-
видение отсутствует… И даже радио молчит.
27 августа 2034 г.
В очередной раз пытался поймать какой-нибудь
радиосигнал. Тщетно. Одни лишь статические по-
мехи. Неужели весь мир провалился в тартарары?
Дети раздражают свои вечным шумом, жена –
молчанием. Так недолго и свихнуться.
3 сентября 2034 г.
Ура! Выход найден!
Имею в виду не выход из вынужденного заточе-
ния – с миром всё кончено – а выход из безумия,
в которое я начал постепенно погружаться. Это
– поэзия!
Чем ещё может заняться поэт с кучей свободно-
го времени?
Горькая ирония…
Как бы то ни было, теперь я знаю, чем убью мас-
су свободного времени, ГИГАНТСКУЮ массу,
ведь в убежище особо заняться нечем – все си-
стемы жизнеобеспечения автоматизированы.
И замысел моей будущей работы родился как-то
сразу, без особых тягостных раздумий. Это будет
поэма. Возможно, величайшая за всю историю че-
ловечества. Даже не «возможно». Учитывая чис-
ленность нынешнего «человечества» (известную
мне), наверняка величайшая! Я назвал её «Послед-
ний поэт». Ведь это будет поэма обо мне самом.
Насколько мне известно, я действительно послед-
ний и единственный поэт в этой части галактики.
4 сентября 2034 г.
Великан, сотрясая землю,
Садит ядовитые грибы,
Собирает ягоды жизней –
Таково его предназначение.
Это строки из «Последнего поэта». Первую
главу я написал за ночь, если верить электрон-
ному календарю, ведь в убежище не существует
дня и ночи в земном понимании. Как вам стихи?
По-моему, замечательно! Это, конечно, черновой
вариант, предстоит ещё кропотливая работа по
оттачиванию каждой строчки до обычного для
Алекса Соляриса совершенства, но и это – не ка-
кой-нибудь графоманский опус Иосифа Шварце-
блюмена.
Или вот ещё:
Пепел набил оскомину,
Солнце капает с небес,
Лишь ветер никому не должен
И разрезает телом саму смерть.
Определённо, я гений!
7 сентября 2034 г.
Работа над «Последним поэтом» захватила меня
настолько, что я не сразу обратил внимание на то,
что дети стали хандрить. Одна лишь Алия невоз-
мутима. Вяжет мне свитер.
15 сентября 2034 г.
Саша пытался покончить с собой!!!
Я и не заметил, как его хандра переросла в на-
стоящую депрессию. Вчера Саша заперся в туале-
те и перерезал себе вены моим ножом для бумаг.
Только какое-то мистическое предчувствие Алии
спасло его от неминуемой гибели. Она вдруг ни с
того ни с сего закатила истерику, начала ломить-
ся в запертую дверь туалета с воплями: «Саша!
Саша!» Благо, щеколда на двери оказалась слиш-
ком слабой, чтобы сдержать порыв материнской
одержимости. До сих пор не понимаю, каким
образом Алия почувствовала приближающуюся
трагедию.
Сейчас Саша в своей комнате, с перевязанными
руками, напичканный антидепрессантами под за-
вязку. Спит. Когда просыпается – плачет, говорит,
что любит Гретту из параллельного класса, а она
теперь наверняка мертва, как и все в этом мире,
и нет смысла продолжать жить. Мы с женой его
успокаиваем как можем, даём лекарства… Ох уж
эта детская влюблённость!
Руфа сильно испугалась, увидев брата с окро-
вавленными руками. Сегодня весь день молчит,
не играет, даже не плачет.
Алия наконец-то перестала вязать. Не отходит
от сына ни на шаг.
А я закончил четвёртую главу.
Подкожные реки крови
Вырвались на поверхность,
Насытились кислородом.
Паводок неудержим.
24 сентября 2034 г.
Ситуация с Сашей более-менее нормализова-
лась. Теперь он спокоен. Правда почти всё вре-
мя молчит, с сестрой не играет. Руфа оправилась
от шока быстро, но часто хнычет, жалуется мне
и Алие на безразличие к ней брата. Саша тем
временем увлёкся рисованием. Видел его рабо-
ты, они ужасны: нечто абстрактное, в основном
красными и чёрными красками. Видимо, так он
выражает своё душевное состояние.
30 сентября 2034 г.
Всё вернулось на круги своя: Саша и Руфа игра-
ют, Алия вяжет, я пишу.
4 октября 2034 г.
Пятая глава позади.
2016 год № 4 (93) С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Капает конденсат
Из чёрного жерла между
Смертельным огнём и жизнью.
Время падения капли –
Солнечный оборот.
Алия довязала невероятно вычурный свитер,
который невозможно надеть даже здесь, в отсут-
ствие публики. Я откровенно ей об этом заявил,
на что она закатила ураганный скандал, обвиняя
меня во всех земных грехах, в том числе и в по-
пытке самоубийства сына. Мол, если бы я не пи-
сал свои дурацкие стишки, а больше занимался
воспитанием детей, то этого никогда бы не про-
изошло. Пытался ей объяснить, что искусство
нетленно, но что возьмёшь с дочки фермера. Пол-
нейшая дура.
5 октября 2034 г.
Не разговариваем друг с другом.
С детьми всё в порядке.
12 октября 2034 г.
Катастрофа!!! Система контроля жизнеобеспе-
чения показывает, что установка регенерации
воздуха вышла из строя!!! Как её починить, это-
го она не показывает! Я изучил вдоль и поперёк
базу данных этой долбаной системы, но об устра-
нении недостатков – ни слова! Увы, что касается
техники – я полный дуб.
Жене о случившемся пока не говорил. Пред-
ставляю, что начнётся, когда она узнает.
Не предполагаю даже, надолго ли нам хватит
кислорода, но если ситуация не изменится, убе-
жище придётся разгерметизировать.
Самое парадоксальное – чем сложнее жизнен-
ная ситуация, тем легче мне пишется. Строфы
поэмы выскакивают из-под пера, как петли вяза-
ния – из-под пальцев Алии.
Холодная ладонь поглаживает горло,
Легонько царапая ногтями
Тончайший эпителий –
Ласки безглазой старухи.
А может, всё наладится само собой?
13 октября 2034 г.
Не наладилось.
Более того, начала барахлить система темпера-
турного контроля, которая отвечает и за влаж-
ность.
И где обещанная двадцатилетняя гарантия??? С
кого мне теперь спрашивать? Производители этих
грёбаных убежищ неплохо заработали, а товар
оказался некачественный. Что мне теперь делать?
«Подай на них в суд», – иронизирую сам над со-
бою.
Очень смешно.
14 октября 2034 г.
Дефицит кислорода начинает быть заметным.
Во всяком случае, становится душно. Ещё два-
три дня – и жить здесь станет невозможно.
Пришлось сказать Алие и Саше, Руфа ещё не по-
нимает таких тонкостей. Алия в истерике. Саша
спокоен и рассудителен, говорит, что знал, что
рано или поздно придётся покинуть убежище.
Завтра же с утра уйдём отсюда, ибо на поверх-
ности, возможно, у нас есть шанс выжить, здесь
– нет.
15 октября 2034 г.
Бежим, как крысы с тонущего корабля, пока
все эти «системы жизнеобеспечения» не рассы-
пались, как карточный домик и пока есть элек-
тричество, ибо подняться без лифта на полуки-
лометровую высоту по отвесной металлической
лестнице с детьми и женой-истеричкой – малове-
роятное предприятие.
Продуктов и воды взято с собой столько, сколь-
ко можем унести. Для меня лично главный багаж
– рукопись «Последнего поэта» – почти семь глав.
Пишется хорошо.
Бегство с «Титаника» –
Утонуть в океане
Или сгореть на палубе?
Что предпочтительнее?
Дышать становится по-настоящему трудно.
Отправляемся наверх. Время – 13:00.
Удивительно, но, покидая убежище, все, кроме
меня, рады. Неужели они не понимают, что нас
там ждёт?! Ладно – дети, а что Алия? Впрочем, за
последнее время я много нового узнал о своей су-
пруге. Много малоуважительного.
Вот мы и наверху. Две метровой толщины освин-
цованных двери, между ними – тамбур. Электро-
привод открывает сначала одну, затем другую. А
что, если бы электричество иссякло? Не уверен,
что справился бы вручную.
Как только двери распахнулись, в нос ударило
смесью одуряющее свежего воздуха (кислород-
ное голодание усиливалось с каждым часом), за-
паха какой-то гари и смрада разложения. Что-то
или кто-то гнило неподалёку от входа в убежище.
А ещё – волна горячего летнего полдня. И это в
середине октября!
Первые несколько минут мы молча стояли у
входа в бункер и осматривались по сторонам,
едва глаза привыкли к яркому свету.
Как ни странно, город (во всяком случае, наш
квартал) не сильно пострадал: всюду выбиты стёк-
ла, кое-где – трещины по стенам, но почти все зда-
ния были целы, разрушились только самые ветхие.
С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА № 4 (93) 2016 год
Видимо, наш район находился далеко от эпицен-
тра, и взрывная волна его не достигла, а причиной
незначительных разрушений являлось сотрясение
почвы в результате взрыва или взрывов.
Так же, как до катастрофы, турболёты и авто-
мобили стояли на обочинах и на платной стоян-
ке, что возле универсального магазина. Но даже
отсюда, издали, было видно, что всю технику по-
крывает толстый слой пыли.
Всюду – режущая слух тишина. Впрочем, нет,
кое-где слышны шорохи – это крысы. Кроме них
никакой жизни в округе не наблюдается.
Наш дом, в сотне метров от убежища, выглядит
абсолютно невредимым, если не считать выбитых
стёкол. Мы берём свой багаж и направляемся туда.
Запах разложения действительно чувствуется
отовсюду. Видимо, в зданиях и около них разла-
гаются неубранные трупы животных или даже
людей. Тьфу! Что я такое говорю! Кто бы их уби-
рал? Наверняка все люди погибли, и источают
зловоние именно человеческие тела.
В доме – хаос. Такое впечатление, что кварти-
ру разгромили злоумышленники: книги и вещи
разбросаны, пыль и штукатурка, осколки стёкол
и зеркал… Уборки в доме хватит на несколько
дней. Когда же я смогу продолжить поэму? Впе-
чатлений – масса.
16 октября 2034 г.
Насколько днём было одуряющее жарко, на-
столько ночью – невыносимо холодно. Примерно
с тридцати пяти по Цельсию (по моим ощущени-
ям) температура упала до пяти-восьми градусов
выше нуля. Всю ночь кутались в одеяла, а ледя-
ной ветер гулял по квартире, как у себя дома.
Утром пришлось идти в универсальный ма-
газин в поисках полиэтиленовой плёнки, чтобы
хоть как-то заделать выбитые окна. Металличе-
ская дверь в магазине оказалась запертой. Види-
мо, когда объявили тревогу, все посетители и пер-
сонал покинули здание. Но что мне дверь, когда
все стёкла – вдребезги, даже прочные витринные.
Попав внутрь, пробираюсь через завалы това-
ров в хозяйственный отдел. Почти вся продукция
магазина – на полу, часть стеллажей также опро-
кинута. В продуктовом отделе вижу разжирев-
ших крыс – лопают чипсы и карамель. Из нерабо-
тающих холодильников несёт тухлятиной.
Нахожу плёнку. Беру целый рулон. На обратном
пути завернул в овощной отдел и набрал свежего
картофеля, выбрав не поеденный крысами – сухая
картошка из убежища уже поперёк горла стоит.
Заделывая окна двойным слоем плёнки (снаружи
и изнутри), провозился до самого вечера. Всё-таки
неважный из меня плотник, но – справился.
И когда же наконец продолжу писать? Просто
изнемогаю от творческого зуда.
17 октября 2034 г.
Царство крысиного короля
Удушающих газов одеяло
Стелет на мой мир,
А я – плачу.
Полночи, в свете настольной лампы на аккуму-
ляторных батареях, просидел над поэмой.
Теперь по дому хотя бы не гуляет сквозняк. Но
всё ещё прохладно. Сегодня схожу в магазин на
поиски аккумуляторов и обогревателей.
Алия навела порядок почти во всех комнатах.
Детей в доме практически не вижу, они всё время
на улице. Говорю им, что это вредно, но разве де-
тей удержишь в четырёх стенах.
18 октября 2034 г.
Искал аккумуляторы, а нашёл портативную элек-
тростанцию на солнечных батареях. Дневного за-
ряда хватает на всю ночь бесперебойной работы
всего домашнего электрооборудования.
А недостатка в солнечном свете нет. Днём по-
прежнему жарко и солнечно, ночью – довольно
холодно.
С горем пополам разобрался с инструкцией элек-
тростанции, и даже смог самостоятельно подклю-
чить питание дома к ней. Теперь мы со светом и
теплом.
Первым делом побежал включать Интервиде-
ние. Пустота. По радио тоже ничего кроме помех
нет. Неужели мы одни во всём мире?
19 октября 2034 г.
Алия и я по-прежнему почти не разговариваем
друг с другом, но я не особенно страдаю от этого.
Теперь у меня есть моя библиотека! Что ещё нуж-
но настоящему поэту.
24 октября 2034 г.
Дети играют в жмурки,
Прячась в унылых склепах.
Переступая трупы,
Веселятся от души.
Мир догнивает, а нам – нипочём!
Дописана восьмая глава.
1 ноября 2034 г.
Осень в зените, а погода не меняется: днём – пек-
ло, ночью – собачий холод. Но собак нет. До сих
пор не видел ни одной. Как и кошек. Только крысы.
В той – прошлой – жизни в это время года обыч-
ны затяжные дожди, пока не было даже кратковре-
менных. Влага на землю падает лишь в виде конден-
сата по утрам, но для растений этого недостаточно
– почти все деревья в нашем квартале погибли.
Про траву и не говорю. Те деревья и кусты, в ко-
2016 год № 4 (93) С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА
торых, похоже, ещё теплится жизнь, выглядят не
лучшим образом: скрученные в трубочку листья,
шелушащаяся кора.
Удивительно, но кроме тараканов не видел ни-
каких других насекомых! Тараканы выжили.
Водопровод, понятное дело, отсутствует. В пер-
вые дни нашей жизни после убежища ходил в
универсальный магазин, слава Богу, запасы ми-
неральной воды и соков там внушительные. А
вчера во дворе Гарунянов, наших соседей, обнару-
жил скважину с электрическим насосом. Теперь я
«профи» по части электричества, поэтому в тот
же день приволок такую же электростанцию, как
у нас, и подключил насос. Сейчас в любое время у
нас чистая холодная вода – сколько угодно.
Зашёл в дом Гарунянов. Вся их семья – супру-
ги и пятеро разновозрастных детей – в гостиной.
Сидят в креслах и на диване и – разлагаются.
Страшное зрелище!
Ужин на семерых.
Передай мне таракана из твоей глазницы.
А червей нет, они тоже мертвы.
Может, позвать соседей?
На десерт – разбухшие языки.
Это из девятой главы. Она почти закончена. По-
эма пишется ударными темпами. Вдохновения –
полно.
12 ноября 2034 г.
Руфа умерла!
Внезапно у неё пошла горлом кровь, и бедняжка
скончалась, промучившись не более часа. Как её
мне не хватает!
14 ноября 2034 г.
Похоронили Руфу на заднем дворе.
17 ноября 2034 г.
Саша жалуется на постоянные головные боли,
из дому почти не выходит.
Алия злая, как собака.
Разве ей объяснишь, что поэту не важно, будут
читатели у его творения или нет, важно лишь то,
чтобы это творение родилось. Предназначение
поэта – жить ради рождения своих стихов. Моя
работа – и есть моя жизнь. Когда поэма будет до-
писана, тогда можно будет спокойно умереть.
23 ноября 2034 г.
Десятая глава пишется очень тяжело. Чувствую
лёгкое недомогание.
Саша слёг. Бредит. Зовёт Гретту.
Алия сверкает обезумевшими глазами и бродит
по дому, как привидение день и ночь, мешает ра-
ботать.
24 ноября 2034 г.
Саша умер.
27 ноября 2034 г.
Два холмика по соседству –
Братец и сестричка.
Теперь вы не состаритесь.
Не ссорьтесь друг с другом, ладно?
30 ноября 2034 г.
У Алии кровоточат дёсны и выпадают зубы, пуч-
ками лезут волосы (мои выпали ещё на прошлой
неделе). Но она не обращает внимания на свою
прогрессирующую болезнь, а целыми днями то
смеётся, то плачет. Бедная Алия, она обезумела.
Как бы мы ни жили, но пятнадцать лет вместе
– это срок.
3 декабря 2034 г.
Алия ушла из дому. Куда – не знаю. Искал её
весь день – тщетно. Даже не знаю, жива ли она
ещё. Безумие одержало ещё одну победу.
5 декабря 2034 г.
Думаю, десятая глава будет последней в поэме.
Тема апокалипсиса раскрыта со всех сторон. К
тому же писать всё труднее – жутко болят суста-
вы, по всему телу – болезненные язвы, в моче по-
явилась кровь… Думаю, мне немного осталось.
Но мне и не нужно многого.
Старуха с вылезшими волосами,
Смейся, смейся беззубым ртом!
Такую смешную шутку
Сыграл с нами Бог.
7 декабря 2034 г.
Очень быстро устаю. Много лежу в постели, ду-
маю о нашей семье, о прежней размеренной жиз-
ни.
Алекс Солярис умирает, Алекс Солт умирает,
человечество умирает. Жива лишь поэзия.
Великан, посадивший грибы,
Ты собрал богатый урожай,
Зачем же ты ещё здесь?
Наверняка есть и другие миры,
Где почва так же плодородна,
Как и на этой планете.
8 декабря 2034 г.
Последний поэт,
Сияющий некогда как новенькая монета,
Теперь ты один в копилке судеб.
Но точка ещё не поставлена.
Где-то бродит Безумие
(Или уже не бродит?),
А здесь,
в геометрических конструкциях жилища,
Пульсирует знак препинания – точка –
В жилах последнего поэта.
И если бы…
2004-2005.

Admin
Admin

Posts : 686
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum