Трагедия. Николай Балицкий (Симферополь, Крым, Россия). Серебряная ваза

Go down

Трагедия. Николай Балицкий (Симферополь, Крым, Россия). Серебряная ваза

Post by Admin on Sat Jan 13, 2018 1:50 pm

из цикла «НЕДЕТСКИЕ РАССКАЗЫ О ДЕТЯХ»

Родился в 1954 году в г.Старый Крым Крымской области СССР.
Образование высшее, ξкончил Львовское высшее военно-поли-
тическое училище (фак-тет культурно-просветительной ра-
бот) в 1981 году, Славянский международный институт управ-
ления, бизнеса и права (экономический факультет) в 1996 году.
Отслужил 29 лет в Вооруженных Силах, был солистом армей-
ского ансамбля песни и пляски, начальником клуба, пропаган-
дистом, командиром роты, заместителем командира части
по воспитательной работе, начальником парашютно-десант-
ной службы. Закончил службу в звании подполковника. После
выхода на пенсию работал в издательстве «Бизнес-информ»
рекламным агентом и менеджером по продажам, на кабельном
телевидении ИТВ директором, в различных торговых предпри-
ятиях на руководящих должностях.
Серебряная ваза стояла на столе прокурора и
была теперь не музейным экспонатом, а веще-
ственным доказательством в деле моего друга
Петьки. Выездное заседание суда проходило в
Доме культуры небольшого крымского райцен-
тра. Но обо всем по порядку.
Какая благодать на южном берегу Крыма!
А кто бы спорил?
И понятно, что большинство отдыхающих
мчатся на ЮБК, проезжая маленькие, но такие
замечательные городишки горного и степного
Крыма, каким является Старый Крым – город
древних монастырей и мечетей, город Грина и Ка-
плера, город, который уютно расположился в не-
большой долине между двумя горами Агармыш и
Пантелеймон. Хвойные леса Агармыша плотной
изумрудной стеной защищают город от северных
ветров, а дивные сады, речушки и святой источ-
ник Пантелеймона спасают от южной жары. Бла-
годаря этому здесь уникальный оздоровитель-
ный климат, за которым едут те, кто знает о его
целебных свойствах, как когда-то ехали Всеволод
Рождественский, Юлия Друнина, Максимилиан
Волошин и многие другие.
По этой же причине, наверное, в шестидесятых
годах переехал из Средней Азии в наш город Гри-
горий Ильич, который участвовал в раскопках
под Ашхабадом и, как учёный, достиг больших
успехов. Материалов, собранных в этой экспе-
диции, ему хватило на долгие годы работы уже в
Крыму. Но научная деятельность не мешала ему
быть благодетелем для окружающих. Он пригла-
шал нас, мальчишек и девчонок с улицы Трудо-
вой, в свой домашний музей, в котором был запах
настоящего музея, рядами стояли человеческие
черепа и кости древних животных, в огромных
банках лежали заспиртованные редкие предста-
вители азиатской фауны. На стеллажах храни-
лось множество ископаемых черепков древней
посуды и домашней утвари, среди которых была
и серебряная ваза какого-то хана. Увлекательные
рассказы Григория Ильича о жизни древних лю-
дей завораживали нас, ну а диафильмы, которые
были для нас в диковинку, озвученные его маги-
ческим голосом, уносили в сказочный мир раз-
ных стран и времен.
Вера Максимовна, жена Григория Ильича, была
не менее романтичной натурой и любила нам чи-
тать что-нибудь из Грина, особенно роман «Бегу-
щая по волнам».
Когда на улице кто-то из пацанов или девчонок
предлагал:
– Пойдём к Греху! – мы долго не раздумывали, а
тут же всей ватагой вваливались к нему во двор.
Прозвище Грех не от слова «грех», так мы просто
сокращали имя Григорий.
Петька был высоким белобрысым парнем и
дружил с моей старшей сестрой Ульяной. Навер-
ное, у них это была первая любовь. Возможно.
Но мне тогда было невдомёк. С учёбой в школе
у Петьки не заладилось, и, как только ему испол-
нилось шестнадцать, он сдал экзамены на права
мотоциклиста и пошёл работать на трёхколесном
мотороллере «Тула». Мы с Петькой быстро под-
ружились. Иногда он давал мне порулить. Не ка-
ждому мальчишке так везло, и конечно же, я был
в восторге от езды на этом драндулете.
Петькины взаимоотношения с Улей развива-
лись вяло, наверное, и из-за того, что он по вы-
ходным иногда выпивал и приходил к нам на-
веселе, и тогда сестра прогоняла его. В один из
таких прогонов расстроенный Петька попросил
у меня велик прокатиться.
Конечно же, я не мог отказать своему старше-
му другу в такой приятности, как прокатиться на
новеньком аппарате. Ну, Петька и поехал. Сна-
чала проехал по Трудовой, затем объехал вокруг
нашего квартала по Пролетарской, Октябрьской,
Калинина и вдруг исчез вместе с моим новеньким
«Уралом».
Мы прождали Петьку до самого вечера, но он
так и не появился.
Наутро мне надо было идти в школу. Я еле-еле до-
ждался окончания уроков и бегом прямо с порт-
фелем помчался на Болгарщину, в район, где жил
Петька. Каково же было моё разочарование, когда
я увидел прислоненный к стене старой татарской
постройки свой «Урал»! Велосипед был такой же
зелёный, такой же блестящий, но весь разбитый:
Трагедия
2016 год № 2 (91) С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА
рама погнута, руль свёрнут, из переднего колеса
наружу торчала камера. Слёзы сами покатились у
меня из глаз, и я угрюмо поплёлся домой.
Петька был добрым по натуре, и когда на сле-
дующий день он протрезвел и понял, что сделал
больно всей семье любимой девушки, тут же ре-
шил всё исправить. Но как исправить? Велосипед
восстановлению не подлежал, а купить новый у
него не было денег. При встрече с Улей у них, ве-
роятно, произошёл неприятный разговор, кото-
рый заставил Петьку действовать.
Решение пришло быстро.
Петька знал, что у Греха в музее есть серебряная
ваза, продав которую, он сможет купить мне но-
вый велосипед.
Решёток на окнах дома не было. Музей пред-
ставлял собой большую кладовку со стеллажами
и без окон. Проникнуть в музей можно было че-
рез гостиную, но дверь между гостиной и музеем
запиралась на ключ. По своей беспечности, ко-
торая присуща многим учёным, Григорий Ильич
хранил этот ключ тут же в гостиной, в комоде.
А когда он проводил для нас очередную экскур-
сию по музею, доставал ключ из ящика комода и
отпирал музей. Все ребята знали об этом, в том
числе и Петька, который не раз бывал у Греха. Он
также знал, что в вольере живут две огромные
овчарки, которых выпускают на ночь во двор,
скорее погулять, чем для охраны. Петька рассчи-
тывал попасть в музей через окно гостиной, вы-
ходящее на улицу, так что собаки ему не должны
были помешать.
В Крыму ночи тёмные, и это играло Петьке на
руку. Поздней ночью он подкрался к окну гости-
ной Греха. Накануне Петьку разрывали проти-
воречивые чувства: он знал, что должен вернуть
новый велосипед, и в то же время его мучила
мысль о том, что сделать благое дело он решил
посредством воровства. Но эти мысли были вче-
ра, а сегодня он здесь, перед окном, и надо дей-
ствовать. Петька осторожно отковырял замазку,
вынул гвоздики и выставил стекло. Страх почти
парализовал Петьку, но он всё-таки полез в окно.
Ключ от музея оказался на месте, и Петька без
труда открыл дверь музея. Внутри было темно,
но Петька взял с собой фонарик, которым он ос-
ветил стеллажи. И вдруг из темноты на него по-
смотрело что-то многоглазое и страшное. В тус-
клом свете фонарика Петька не сразу понял, что
это человеческие черепа смотрят на него с полки
своими пустыми чёрными глазницами. От ужа-
са у Петьки задрожали колени, но назад пути не
было. Не прошло и минуты, как серебряная ваза
оказалась в его мешке, и добропорядочный па-
рень, с этого мгновения ставший вором, напра-
вился назад к окну.
В это время страдавшая бессонницей Вера Мак-
симовна, чтобы не мешать мирно спящему мужу,
встала и пошла в гостиную почитать книгу. И ка-
ково же было её удивление, когда, включив свет,
она увидела посреди гостиной Петьку с мешком в
руках. Она почти не испугалась, потому что знала
Петьку ещё маленьким. Больше испугался Петь-
ка, и это было естественно, ведь он был в шоке
и плохо понимал, что происходит. Тем временем
Вера Максимовна, первая овладевшая собой,
спросила почти спокойным голосом:
– Петя, что ты тут делаешь? – и, разглядев ме-
шок в руках парня, предложила ему: «В мешке,
наверное, не твоя вещь, оставь её и уходи, иначе я
спущу на тебя собак».
Петька испугался ещё больше, он не мог вы-
молвить ни слова, тем более шевельнуться. Они
смотрели друг на друга: она уверенная и злая, а он
испуганный и потерянный. Так прошли какие-то
секунды, но Петьке казалось, что время остано-
вилось, он по-прежнему не владел собой.
– Как хочешь, – строго, по-учительски сказала
Вера Максимовна, – я иду за собаками, – и напра-
вилась к двери.
Петька знал, что ночью собаки находятся во
дворе и стоит открыться двери, как две огромные
восточные овчарки кинутся на него. Петька оч-
нулся и завопил не своим голосом:
– Не-е-ет! – и кинулся в коридор следом за ста-
рухой.
Что было дальше Петька помнит смутно, толь-
ко руки сами подняли мешок с вазой и опустили
его на голову женщины. Удар получился несиль-
ный, но, видимо, пришёлся по жизненно важно-
му месту, потому что Вера Максимовна рухнула
на пол, не проронив ни слова.
От шума в коридоре проснулся Григорий Ильич.
Выскочив из спальни, он увидел на полу жену, ле-
жащую без чувств, а перед ней на коленях сидел
юноша с мешком в руках и содрогался от истери-
ческого рыдания. Он был совершенно парализо-
ван и не пытался вставать до самого приезда ми-
лиции.
После никто из нас Петьку не видел. Суд был в
райцентре, и мы узнали, что срок ему дали очень
большой.
Веру Максимовну похоронили неподалёку от
могилы Александра Грина, где стоит памятник
«Бегущей по волнам». Своей жене Григорий
Ильич сделал из белого камня памятник точь-в-
точь, как та серебряная ваза.

Admin
Admin

Posts : 762
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum