Поэзия. Александр Балтин (Москва, Россия). Слепой сын

Go down

Поэзия. Александр Балтин (Москва, Россия). Слепой  сын Empty Поэзия. Александр Балтин (Москва, Россия). Слепой сын

Post by Admin on Thu Jan 04, 2018 3:43 pm

Содержанье содержанья



Стружки много человеческой –

Кто в ладони наберёт?

Холодны ладони вечности,

Если ночь окрест не врёт.



Содержанье содержанья

Острою струной должно

Завибрировать… Сдержали?

Значит, жить не суждено.



В труповозку убирают

Груз – тяжёлый, косный груз.

Люди быстро забывают

То, что знали наизусть.



Содержанье содержанья –

Белой соли порошок.

Сколь изводят ожиданья,

Столь смешон, увы, итог.



Вот прощанье на вокзале –

Некто уезжает в ночь.

Расставаний вы не ждали?

До сластей любой охоч…



Содержанье содержанья –

Выявленье тайных форм.

На скрижалях мирозданья

Тексты кратких, точных норм.





***



На фоне небоскрёба церковь,

Шары ударов тяжелы.

Сегодня ты гуляешь в центре

Столицы – но милей углы.

Милей углы, где нет контрастов,

Где больше веской тишины.

И вот слова Екклесиаста

В мозгу твоём ясней слышны.





Мальчик и часовщик



К дяде Косте шуровать ходил.

Дядя Костя часовщик – соседа

Мальчика несмелого любил.

Заходил я чаще до обеда.



Он комодный ящик выдвигал.

– Ну, шуруй, – он говорил скрипуче.

В старых механизмах шуровал

Я – ещё не зная мир созвучий.



А теперь шурую во своих –

Накопились за года – бумагах.

И, ища наиглавнейший стих,

Морщусь, будто пойманный на враках…



Словно силы нет в стихах моих.





Надписи



Надписи на кинжалах,

Надписи на могилах.

Требует сил немалых

Упокоение милых.

Надписи на товарах,

Надписи на предметах.

Жизнь – как мелькание странных

Профилей, силуэтов…





***



Оводом себя воображая,

Прорастёшь ли в будничную жизнь?

Или же над Хижиной рыдая

Дяди Тома – как изъятый из

Яви, где всё очевидно, плоско…

Овода убьют в который раз.

Он расстрелян. Кровь и брызги мозга…

Ты бы так расстрелянным был рад.

Только бы не скука, узость, деньги,

Чепуха карьеры и т. п.



Вырос ли мечтательный бездельник

Ты – неясно самому тебе.





Преодоление смерти



Кипит энергия моя,

А для чего не знаю я.



Выносят гроб из морга.

Лица

Стоящих серые вокруг.

Не верится в духовный луг,

Не верится, что смерть – граница.



Жизнь – как преодоленье той

Страшащей бездны шаровой.

Бурлит энергия моя,

Зачем догадываюсь я –

Чтоб строчки – хоть какие – смертный

Мой прах преодолели, чтоб

Не всё унёс, как лодка, гроб.

Страх смерти – он земной, он местный.

Его снимает только смерть,

Её нельзя перетерпеть.

Опять выносят гроб из дома.

И проржавели тополя.

Грустна осенняя земля,

И всё знакомо. Так знакомо.

Смерть – знак. Не расшифрован код.

Разумнейший предел кладёт

Она лесам и злакам тоже,

Как Баратынский утверждал.

Твержу: смерть вовсе не финал.

Так отчего ж мороз по коже?

И всё ж энергия кипит,

И жизнью строки засверкают.

Пишу – и вовсе не страшит

То, что ко смерти дни мелькают.





Памяти Нади Рушевой



Монголия, Тува, Россия…

Надежда будет вечно жить.

Над нами тайная стихия:

Не видим – как же полюбить?



В четыре года совершенны

Рисунки – линии поют,

Они точны и несомненны,

Сад созидают и зовут



Познать сокрытое от зренья.

Дав образность ему легко.

Великолепное сквоженье

Питательно, как молоко.



Всегда рисующий ребёнок

Способен янтари небес

Почувствовать, душою тонок,

Как тонкости возможно без?



А как возможно без горенья?

Все шерстью обрастут тогда.

Ребёнку дадены знаменья

Высокие как города.



И жемчуга миров мерцают,

В которых нам не побывать.

Все Маленького принца знают –

Но ТАК не могут прочитать.



А вот ограды Ленинграда,

Проспекты, улицы его.

Всё – часть отменнейшего сада,

Сад света справит торжество.



Вне света жизнь – гнилая будто,

А вот и Мастера слои.

Плащ Воланда, и атрибуты

Романа страсти и любви.



Для воплотившей очень много

Жизнь интенсивности иной:

Из космоса её дорога –

Сквозь наш мир – к линии итога,

И снова в космос шаровой.





***



Воздух зёрнами поэзии засеян –

Претворятся в красоту вокруг.

Как её увидишь, если зелен?

Коль не для тебя духовный луг…

Зёрна. Золотые зёрна смысла

Нам в себе поэзия несёт.

Быта и низины нашей числа

Отрицают благородный всход.





Слепой сын



(стихотворение в прозе)



Расспрашивал – какого цвета арбуз? А персики? Сначала бесшумно плакала, отвечая; потом уже не стало слёз. Сын слеп с пяти лет, к десяти потерял зрение окончательно, и предметный мир – а проще окрестный – едва знакомый ему, маленькому – терялся в сумерках, непредставимых матери, потом в потьме…

Он был тихим ребёнком, не жалующимся, но эти вопросы – о цвете, формах – дополнительно ранили душу её, какая и была сплошной, не заживающей раной, мерцающей рваными краями непониманья: почему с её сыном? Почему с ней…

Пёстрые и строгие образа глядели на неё с церковных стен, со стены иконостаса, не давая ответов; и костры свечей пылали таким жёлто-невыносимым светом…

Admin
Admin

Posts : 767
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum