Сатира. Ирина Стругова (Сиэтл, США). Огурцы

Go down

Сатира. Ирина Стругова (Сиэтл, США). Огурцы

Post by Admin on Wed Jan 03, 2018 4:40 pm


«Как это можно говорить о таких пустяках?» Думала Альбина Петровна, лежа на диване. Дело было под вечер , темнело. Они все время говорят об огурцах. Вот, например, вчера Альбина спустилась к ним в общий зал , где они собираются пообщаться. Послушать только их разговор, уши завянут.
Николай Алексеевич толстый пенсионер, всю жизнь проработавший на большом самолетостроительном заводе говорит важным голосом. Так и видишь его на собрании Партактива. В настоящее время он отрекся от той партии, а к новой не примкнул, потому что там, по его мнению, все воры.
«Ну, почему, объясните мне, почему Русский президент не признается, что он вор? Так бы и сказал, а то ведь молчит. Значит вор.»
«Да, пусть бы заткнул рот этим писакам, которые его в этом обвиняют»– поддерживает беседу Фэйдел бывшая Фрося. Фэйдел жила в Одессе до того, как приехала в Америку. В Америке ей все нравится, но говорит она преимущественно про Одессу. «Новая Родина меня пугает»– признается она, когда ее не слышат американцы..
«Нет, вы только послушайте, что творится на передаче «Пусть говорят»– вступил в разговор Семен Иванович. Он тоже жил в Одессе. «Конечно, и не подумайте, что на Молодованке, Там жили всякие молодоване, как сами понимаете, а также украинцы, цыгане и русские. Всякий сброд» Он тоже любит Америку, как и Фэйдел. Говорят же они преимущественно о базарах в Одессе и о тех помидорах, которые там можно было купить. «Разве такая там была помидора, как здесь? Не говорите даже.» Все они были в общем хорошими людьми, но безумно раздражали своих детей.
«Зачем, спрашивается, этот Салахов с передачи опять женился!!»– возмущатся Семен.
«Вы послушайте меня. Меня послушайте!»– прерывает его Фэйдел. «Я, знаете ли, этого Салахова помню еще молоденьким. Он женился на такой красавице. Потом они разошлись. Он так переживал, жалко его было. А она такая красавица»
Альбина смотрит на Фэйдел и ей хочется сказать, что у нее на правой стороне в морщине у губ засела помада. Но не говорит, потому что уже начала, наконец, кое– что понимать в жизни. Фэйдел красит губы кровавой помадой.
«А, что это правда, что Нора Пескова живет с этим мальчиком? Как только ей не стыдно»– осуждающим тоном говорит Соня из Мазеповки. Она была в Гетто и получает из Германии компенсацию, «С нее не надо платить налоги. А что мне это? Все моим детям. Конечно не жалко, лишь бы они были здоровы!».
«Не говори»– соглашается Рита, в прошлом Рива, из Николаева. Она была инженером, и ей нравится разговаривать с Николаем Алексеевичем». « Вы подумайте, такие необразованные все вокруг. Только с вами и душу отвести»– часто говорит она ему. « Знаете, тут недавно я говорю, что, мол, мы находимся между двумя океанами, Тихим и Атлантическим. Так Соня, можете себе представить, говорит мне –« А вы уверены в этом?» . На сей раз Рива полностью согласна с Соней. Она уверена, что не подобает Норе Песковой жить с Сергеем Гусевым. Он же на 40 лет ее младше.
« Нора, конечно, прекрасно пела. Но это было в прошлом. Кто же дает ей право жить с молодым человеком?»– брызгает слюной Соня.
«Может быть они любят друг друга?»– мрачно вставляет Николай Алексеевич.
«Я вас умоляю!»– восклицает одесситка Фэйдел и выкидывает вперед изящную, не по возрасту, красивую руку, на безымянном пальце которой сверкает бриллиантовое кольцо. « Этот Гусев ничтожество, а она подлая баба»
«Да, вы правы»– солашается бывший коммунист. Ему не нравится Америка, но он никогда в этом не признаётся. Во всяком случае, пока того требует политика.
«А вы знает, что в магазине на сотой есть огруцы в банках. Такая большая банка и всего пять долларов.»– добавляет он.
«Хорошие огруцы?»– оживленно спрашивает Семен.
«Ну, вы же понимаете! Разве такие у нас на Подоле продавали? У меня там была одна знакомая. Знаете, меня в Одессе все знали и уважали. Так вот , она такие огурчики с села привозила ! Не рассказать!» – причмокивает Фэйдел, слизывая красную помаду с левой стороны губ.
Альбине хочется сказать, что надо бы ей слизнуть с правой стороны губ, но не говорит. Помада остается неслизанной.
«Таких, как эта Нора надо в тюрьму сажать»– утверждает Соня и гневно взмахивает тонкими ручками. Так и кажется, что она сейчас вся рассыпется. И неожиданно она нападает на Фэдел: « А ты что сало ела? Разве можно?»
«Какое сало?»– недоумевает Фэйдел. «А то и ела. Тебе что?»
«А этот наш президент. Конечно он не такой вор, как в России, но он ничего не может. Ничего. Зачем мы его выбирали?»– сетует Николай.
Фэйдел тут же подхватывает. « Вы знаете. Я люблю Америку и уважаю ее народ. Но мне не понятно, как они могли избрать черного. Он же необразованный, как все они»
« Говорят, он даже очень образованный»– не согласен Семен.
«Да, это правда» вступается за американского президента Рива.
« Он долго жил со своей бабушкой. Она совсем белая». Рива гордится тем, что не отстает от жизни и знает кое– что, чего другие не знают.
«Как жил?»– Соня в ужасе всплескивает ручками.
Все с недоумением смотрят на нее. Альбина думает, что наивность и неиспорченность этой женщины удивительны. Она так и осталась девочкой из местечка Мазеповка.
«Так вы попробуйте, купите эти огурцы. Объедение. И дешево получается. Я посчитал»– не слушая остальных бормочет Николай Алексеевич. Ему эти евереи не нравятся, такие мелочные люди. Но здесь об этом нельзя даже думать.
«А что эти огурцы соленые или в уксусе? Здесь все в уксусе.»– спрашивает Фэйдел и переворачивает кольцо камнем к лодони, потому что в зал вошли нищие американцы.
«Да, в уксусе»– почти скорбно отвечает Николай. «И как только ей не стыдно носить такое кольцо?»– думает он .
«Посмотрите на этих оборванцев!»– опять , сотрясаясь от гнева вопрошает Соня. « Они, знаете, просто работать не хотят. Просто не хотят работать. Наши дети работают. Все имеют . Они врачи и адвокаты. Учились и теперь все у них есть. А эти не хотят работать и учиться не хотят. Проиходят сюда и все. А эти? Нас ненавидят, а этих бездельников сюда пускают.»
«А что это они делают там?»– спрашивает любознательная Рива.
«Они сюда приходят работать на компьютере.»– объясняет самолетостроитель.
« Как это? Я ведь в этом ничего не понимаю.»– удивляется Фэйдел.
«Говорят, здесь бесплатно можно подключиться»– добавляет к объясению Семен.
Однако никто из них не может понять этой новой жизни и этих молодых людей. Им негде жить , они побираются около магазина напротив. Нашим же бывшим советским это кажется странным и противозаконным.
« Надо издать закон против бездомных»– в который раз высказывает заветную мысль Николай, бывший коммунист.
«Нет я не могу есть огурцы в уксусе. Вы знаете и даже помидору в уксусе не могу. Хотя моя знаколмая с Подола так делала, никто так не делал помидору».– Фэйдел смоторит с презрением на Соню, которая опять говорит про то, что нельзя было жить их президенту с бабушкой.
« А ведь бывают такие случаи. Хотя я в этом ничего не понимаю.»– улыбаясь со значением, говорит Фэйдел и поглядывая на бриллиант в ладони, продолжает– « Некоторые живут с ..»
«Оставьте»– это ведь так пошло. – Обрывает ее Николай.
«Что пошло»? Это чистая правда. У нас в Одессе много таких было и этих, ну как их., что друг с дружкой..»
«Да и это пошло. Это пошло, когда живут с кем попало»– миролюбиво замечает одессит.
Какой ужас!– все вдруг восклицают хором, увидя, как два однополых бездомных, сидящих на полу, начинают ласкать друг друга.
« Дождались! Надо уходить!»– грозно призывает Николай соотечественников.
Все это произошло вчера. Альбина спустилась к ним вопреки себе. Ну, зачем они ей? Она вполне может обходиться без них и без этих разговоров. Не стоит, совсем не стоит с ними общаться.
На улице полностью стемнело. Фонарей за окном нет и никогда не было. Только одна темнота. Глухо и тихо. Так тихо, что звенит в ушах. Куда же деваться от этого звона.? И с кем же общаться? Никого нет вокруг. Можно включить телевизор и пообщаться с Салаховым, а также с Норой и ее молодым мужем Гусевым. Однако, Альбина, вспоминает их разговоры, их дебаты и ей становится тошно. Ее по– настоящему, физически, тошнит от общения с телевизором.
Она привыкла быть довольной от других источников информации. Это была ее духовность. Были книги, была музыка. Она жила в мире искусства высокого и вечного. Но вот пришла старость и оказалось, что она одна только и живет в этом прекрасном мире. Оказалось, что живого общения у нее никогда не было. Недаром однажды ее лучшая подруга скаазала ей : «Ты даже говорить нормально не умеешь. Все , как по книге читаешь,» Да, да, так все и было. А сейчас были только тишина и звон в ушах.
Все это Альбина осознала с ужасающей ясностью. Это было так же ясно , как и то, что звезды, на самом деле, огненные скопления энергии, а не дырки в небе. А ведь всю свою жизнь она думала, что там, , далеко Там есть То, во имя чего стоило жить в высокой духовности и собирать ту звездную пыль, которую она называла «сокровищами небесными». Она думала, что Там есть Свет, и мы видим этот Свет через отверстия, называемые звездами.
А сейчас была тшина и звон в ушах. Она быстро встала с дивана. Быстро оделась и спустилась вниз. Все были в сборе.
« Так, вы Альбина, купили или нет, эти огурцы на сотой?– радушно спросил ее Семен из Одессы.

Admin
Admin

Posts : 762
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum