Публицистика. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Европейский червь

Go down

Публицистика. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Европейский червь

Post by Admin on Tue Jan 02, 2018 5:01 pm

Европейский червь/1/


Светлой памяти ИГОРЯ ГИРИЧА,
самоотверженного борца с психиатрическим насилием,
павшего смертью храбрых в боевом строю
Международной Ассоциации Против Психиатрической Агрессии
ПОСВЯЩАЕТСЯ


И я говорю вам это именем человечества
А. и Б. Стругацкие
Европейский суд по правам человека. Ах, как звучит!
И вполне заслуженно – позади рабовладельческие эпохи, позади эпохи дикости  и невежества, когда главным и единственным достоинством, основным мерилом респектабельности на протяжении всей (почти) миллионолетней истории человечества  были плётка и кулак, позади нукеры, сшибающие конями и дубинками всех попадающихся на пути, позади темницы и зинданы, позади пыточные казематы, распятья, виселицы и костры, позади мировые войны, гулаги, крематории и концлагеря, позади кошмар бесправия и безысходности, черной удушливой чадрой накинутый на человечество с пещерных времён…
Во всяком случае, мы так думали в теперь уже очень далёком – далёком настолько, что теперь кажется, его никогда и не было – 1948-м году.
Именно в этом году мы, человечество, наученные очередным горьким опытом на сей раз  Второй Мировой и едва оправившись от её ужасов, приняли и явили миру Всеобщую Декларацию Прав Человека, а ещё всего-то через два годика, в 1950-м, Европейскую Конвенцию по Защите Прав Человека и Основных Свобод, а ещё через девять лет, пролетевших словно краткий, счастливый, ослепительно сияющий миг, создали Европейский Суд по Правам Человека.  
Бог мой, вот было время!
Время зарождения новой жизни, время избавления от проклятого прошлого, время трепетных надежд на новый, счастливый, справедливый, добрый, воистину Божий мир, вековую мечту человечества, воспетую в песнях, сказках, легендах и былинах – мечту о Городе Солнца…
Увы.
Последующий полувек самым печальным образом стал всего лишь очередной иллюстрацией к грустной американской шутке: «День другой. Дерьмо всё то же»
В прямом смысле – нам в очередной раз натянули нос, господа!
Причём, натянули нам этот самый нос, как всегда, самым беспардонным образом: с презрительными ухмылками, хамскими окриками и непристойными жестами, вполне сопоставимыми с плёточными ударами и плевками в лицо. Я снова в прямом смысле – если не верите и хотите лично убедиться, зайдите в Европейский Суд по Правам Человека прямо сейчас и получите очередную порцию всё того же дерьма.
Ну, или – обратитесь с Европейский Суд по Правам Человека по поводу ваших прав человека: раз, другой, третий, сотый, четырёхсотый…
Моя знакомая, ныне вынужденно проживающая в туманном Занзибаре, колыбели демократии, обратилась в Евросуд в общей сложности четыреста раз – причём, каждая очередная её жалоба основывалась на очередных новых фактах нарушения её прав российскими властями. И получила ответы… аж на шесть из них . Ответы, отшлёпанные на принтере, с одним и тем же – Ваша жалоба, мол, признана неприемлемой, не соответствует, мол, конвенции и т. п., меньше чем на полстранички вместе с шапочкой/2/ Европейского Суда. Без всяких (вообще-то, положенных) чётких обоснований причин признания оной неприемлемой. Просто и по-тупому – неприемлема и всё. Точка.
И это моей знакомой ещё повезло… шесть раз. Я так на своё дело «Ягудин против России» 2000-2002 года не получил бы никакого ответа вообще (как и моя знакомая на остальные 394 заявления – ёще одна фишка Евросуда в увлекательном процессе отпинывания надоедливых заявителей), если бы, в конце концов потеряв терпение, не обратился к дочери репрессированного башкирского писателя Булата Ишемгулова Кларе Булатовне Ишемгуловой, ныне проживающей в солнечной Франции (ишо одной колыбели демократии, блин), которая (я имею в виду Клару Ишемгулову, а не… колыбель) не мудрствуя лукаво и не теряя времени даром, по-простому усадила в машину своих дочерей и в приказном порядке отправила их в Страсбург прояснять ситуацию прямо на месте. После чего я, в один прекрасный миг сняв трубку зазвонившего телефона, с диким удивлением и не менее диким восторгом обнаружил, что мне звонят из самого настоящего Парижа самые настоящие живые парижанки. С бабами я, без ложной скромности, вообще-то, парень жох, за словом в карман не лезу и, как и положено бывшему юному ленинцу, всегда ко всему готов, но в тот раз я даже засмущался, что твой юный ленинец перед старшеклассницей-комсомолкой. Однако смущение, к счастью, не глухота, так что печальную информацию, привезённую из Страсбурга и изложенную мне сразу двумя блистательными парижскими дивами (низкий и искренний им, кстати, за бескорыстную помощь поклон), усвоил от и до – бонжур и хрен, мол, Вам, мсье «Ягудин против России» Ваши, мсье, права, миль пардон; неприемлема, мол, Ваша жалоба, между нами, мсье, мадемуазелями, тет-а-тет; так что можете, мол, быть свободны сиречь идти на хуй, мсье, гран мерси. По поводу чего в скором времени мной и было получено из ЕСПЧ соответствующее письмо. Без всяких обоснований причин, а вы изволите толковать о правах человека, Mesdames et Messieurs/3/.
А ведь обоснования, медам и мсье, должны быть. Я ведь не поленился проконсультироваться у добровольного адвоката нашей тогдашней уфимской правозащитной команды, и он мне совершенно твёрдо заявил, что любой суд, будь то национальный или международный, обязан подробно изложить, по какой такой причине он трактует жалобу неприемлемой и не только с небрежными ссылками на парочку статей соответствующего национального кодекса в случае, если жалоба рассматривалась национальным судом, или Европейской Конвенции в нашем печальном евросудейском случае, а с чётким перечислением доводов, с чего это, как и почему жалоба не соответствует тому или иному положении той или иной статьи того или иного раздела Конвенции или дополнительного к ней протокола.
Вопрос же, что это, вообще, за новшество во всемирном судопроизводстве такое – «жалоба неприемлема», в то время, как, вообще-то, любой суд обязан любую жалобу рассмотреть, неважно, приемлема она или нет, и вынести по ней одно из всего лишь двух допустимых решений: либо «удовлетворить», либо «оставить без удовлетворения» (тоже с чётким подробным обоснованием и ссылками на соответствующие статьи соответствующего документа), так и остался открытым. Как и вопрос, кто и когда сие странное новшество к судопроизводству принял.
Это был первый тревожный звоночек в моих теперь уже пятнадцатилетних (сейчас ведь в ЕСПЧ лежит другой мой файл «Ягудин версус Раша») взаимоотношениях с Европейским Судом по Правам человека – звоночек, предупреждающий, что в Европейском Суде по Правам Человека обосновалась совершенно неподходящая шайка то ли олухов, то ли ублюдков, и уповать на Евросуд в нашей извечной войне за наши права просто несусветная глупость… во всяком случае, до тех пор, пока мы нынешнюю евросудейскую шайку не выкинем на помойку, как и положено поступать с любым ставшим ненужным по причине полной утраты утилитарности мусором, и не наберём в Евросуд других: более умных, более ответственных и соответственно более достойных. Но первый звоночек пропал втуне – слегка удивившись дебильной отпиське Евросуда, я тем не менее святую наивную веру в его нежную преданную заботу о наших правах сохранил и на протяжении ещё пятнадцати лет баюкал в душе уверенность юродивого, что Европейский Суд по Правам Человека нас не оставит, что он нас не бросит в беде, что он нас не сдаст, и что как бы нынешнее русское байство над нами ни изгалялось, всё-таки есть в мире честный справедливый суд, который в любой миг протянет нам (костлявую, как теперь понимаю) руку помощи (и костлявую ногу помощи тоже), обнимет, согреет, приласкает, приголубит и защитит.
Пока не познакомился с уже упомянутой мной моей знакомой и другими самоотверженными бойцами всемирного Антипсихиатрического Сопротивления – вот уж чьи права во всём мире попираются мама не горюй.
И – началось!
Ещё небольшой экскурс в историю.
Я ведь пишу о преступлениях карательной психиатрии не в первый раз. И с активистами Антипсихиатрического Сопротивления плотно общался и раньше. Например, с активистом, ныне проживающим в солнечном Израиле, а также с проживавшим в то время в Барнауле, а ныне не проживающим нигде  Игорем Гиричем. Примерно десять лет назад израильский сподвижник написал мне в одном из писем, что в психушке он претерпел НЕИМОВЕРНЫЕ МУЧЕНИЯ.
И примерно все упомянутые десять лет раскалённой иглой так и сидит в моём мозгу эта фраза – НЕИМОВЕРНЫЕ МУЧЕНИЯ! Которым был подвергнут гражданин Российской Федерации именем Российской Федерации
А Игоря Гирича в психушке убили. Брата ослепительно красивой Мариночки Галеевой (одной из лучших моих бывших) Тимура Галеева в психушке убили тоже. Именем Российской Федерации – насмерть!
Что там у нас в Европейской Конвенции Прав Человека и Основных Свобод сказано насчёт права на жизнь и права не быть подвергнутым пыткам?
А ведь Игорь и Тимур – лишь верхушка айсберга психиатрического кошмара. Вообще же, права и основные свободы человека в дурдомах нарушаются абсолютно все.
Опять же в прямом, а не в переносном смысле – абсолютно все перечисленные в нашей Конвенции права и основные свободы человека психиатрами перманентно попираются в хлам.
Ну-ка, припомним все дружно и одновременно закреплённые в нашей Конвенции наши права.
Насчёт права на жизнь, закреплённого в самой первой статье раздела «Права и свободы», а значит 2-й статье Конвенции, я только что исчерпывающе высказался, не буду повторяться.
А вот и третья статья Конвенции – право не быть подвергнутым бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию – какая прелесть! Жертвы карательной психиатрии, чтоб вы знали, подвергаются издевательствам и унижениям повсюду: от любой вонючей деревенской ментуры до Европейского Суда. Просто шагу не могут ступить без того, чтобы им не плюнули в лицо в обоих смыслах: в прямом и в переносном. Об избиениях и зверских истязаниях в психушках я уж, вообще, молчу – слишком банальная тема.
Что там в нашей Конвенции дальше? Статья нумер 4 – право не быть рабом или подневольным. Попробуй-ка в дурке отказаться выполнять что бы то ни было – например, клеить коробочки, за которые нелюдь в белых халатах получает, кстати, нехуёвые деньги и делит промежду собой, пока пациенты потихоньку умирают от голода один за другим – хавку ведь у них воруют тоже почти всю. Рабство, конечно, есть не только в психушках, но во всех остальных рабовладельческих шайках принуждение к подневольному труду совершается приватно, частным порядком горстки ублюдков – в дурдомах же, извините, рабство установлено на государственном уровне – всё тем уже обрыдшем мне до колик именем всё той же уже обрыдшей мне до рвоты Российской Федерации. Если это не проблема ЕСПЧ, то что, вообще, проблема ЕСПЧ?
Дальше? Статья нумер 5 – право на свободу и личную неприкосновенность. Вот уж кого можно совершенно спокойно в любой момент сцапать и поместить под замок, как минимум, на ВОСЕМЬ ДНЕЙ без всякого судебного постановления, без всякого ментовского протокола – в законе Российской Федерации «Об оказании психиатрической помощи» прямо так чёрным по белому и сказано – восемь дней врачишки могут думать, как нового узника оформить, и тем временем преспокойно ширять его любым дерьмом: от галоперидола до сульфазина… при этом, простите, закон в «Законе об оказании психиатрической помощи» суть одно, а закон тайга медведь хозяин суть совсем другое, так что, например, всемирно известную узницу екатеринбургского дурдома Тамару Ракевич ширяли на дурке без всякого судебного постановления ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ ДНЕЙ, тупо и банально забив на закон в законе и всемирный общественный резонанс, в связи с чем возникает логичный вопрос – если граждане психиатры без всяких законных оснований истязают запертую в психушку всемирно известную особу, то что же они, на хрен, вытворяют там с остальными – безвестными и не находящимися на острие общественного внимания гражданами.  
Хватит? Или желаете ещё? Извольте – статья нумер 6. Право на справедливое судебное разбирательство. Каким-то чудом мне удалось в этом месте не засмеяться – интересно, удастся ли вам. Жертв психиатрии вполне официально можно не допускать в суд даже на первое заседание, а после того, как полупьяный деревенский судьишка решение о принудительной госпитализации и принудительном истязании на первые шесть месяцев подписал, все последующие решения о продолжении содержания в неволе (теперь уже на год каждый раз) он подмахивает, вообще, не глядя. Без всяких адвокатов – какие, на хрен, у психов могут быть адвокаты. И без всякой возможности обжаловать его решения в вышестоящую судебную инстанцию, поскольку все попытки узников психиатрических застенков оправить заявление с обжалованием в вышестоящий суд никуда за пределы дурдома не выходят, а в лучшем случае подшиваются к медицинскому делу как ещё один симптом психического расстройства. В не лучшем же случае судьёй наряжается кто-либо из медперсонала и, зайдя в палату, начинает задавать заявителю участливые вопросы, которые совместно с ответами затем тоже подшиваются к делу.  
Что там дальше? Ага, статья нумер 7 – наказание исключительно на основании закона. Многосуточные фиксации на вязках, ледяные ванны, электросудорожная шокотерапия, страшные, продуцирующие неимоверные мучения инъекции, банальные избиения санитарами… это наказание на основании закона? Если да, то на основании которого закона? Что-то я не припоминаю закон, дающий право на истязания даже виновных в преступлениях, не говоря уж об истязаниях людей, абсолютно ни в чём не повинных. А если повинны – за что именно наказание? За какие преступления? Что вы говорите – это лечение, ах, да что вы говорите? «Лечение», добровольное согласие на которое ни один пациент никогда в жизни не подписывал. Не трактовать же добровольным согласием согласие, полученное под пытками, угрозами и психотропами.
Уже изрядно поднадоела мне эта наша… Конвенция. Но журналистский долг превыше всего.
Продолжим.
Статья нумер 8. Право на уважение частной и семейной жизни. Не смешите. Вот уж о ком вполне официально, именем государства Российского, служащими государственных организаций бесконечно собираются грязные сплетни повсюду: среди родственников, среди соседей, среди продавщиц, среди дворников, среди уборщиц, среди дворовой шпаны – сплетни о тех, на кого положили глаз психиатры. Сплетни преимущественно об этой самой… частной и семейной жизни – не замечалось ли, мол, за ним или нею чего-нибудь, неважно, чего, лишь бы замечалось.
Что-нибудь ещё? Статья нумер 9. Свобода мысли, совести и религии. Тех самых мысли, совести и религии, которые ну просто манная небесная для граждан психиатров, у них во всех официальных тестовых опросниках так и спрашивается за разом раз: верите ли в Бога, имеете ли убеждения, если да, то какие, имеет ли мысли, если да, то чём и чего. И попробуй отказаться отвечать – запишут, мол, «не контактен», тяжёлый, мол, клинический случай, госпитализируют и – на вязки. А если на все вопросы ответишь, то же самое – но только запишут теперь уже «шизоидный бред», и тоже госпитализируют и – на вязки. Без вариантов.
 Статья нумер 10. Свобода выражения мнения. Ещё одна манна небесная для НИХ – валяй выражай своё мнение, чтобы было чего записать в медицинский протокол и чтоб было на основании чего… тоже на вязки. А не фиг мнение иметь, здесь вам не тут, здесь дурка.
Статья нумер 11. Свобода собраний и объединений. Ха, да разве ж будет психически нормальный гражданин собираться и объединяться? – немедленно на иглу.
И воистину жемчужина коллекции Конвенции, статья нумер 12 – право на вступление в брак, ха-ха-ха! Право на вступление в брак у пациентов лишь одно – вступить в брак с медсестрой или санитаром дурки по настоятельной (очень-очень настоятельной – под пытками) рекомендации медперсонала, с тем, чтобы по признании пациента совсем-совсем больным, а потому невменяемым (в чём, кстати, есть своя сермяжная правда – разве ж вменяемый человек станет вступать в брак с дурдомовской шелупонью), и оформлении его на пожизненное, медсестра или санитар смог (смогла) вступить в единоличное владение прежде совместного семейного имущества, включая жильё, быстренько развестись, чтоб можно было потом ещё сто раз вступить в брак в полном соответствии с правом на вступление в брак, закреплённом в статье нумер 12 Европейской Конвенции (а вы как думали?, мы же ж тута и здеся в дурке не звери, насчёт любви, высокой и чистой, понимаем), имущество, теперь уже единоличное, распродать и поделиться прибылью с остальным… медперсоналом. Сюжет полностью из жизни – о нём писала одна из известнейших газет со всеми доказательствами на руках.

На этом с Конвенцией почти всё – остались статья нумер 13 с её правом на эффективное средство правовой защиты, о каковом праве применительно в жертвам психиатрии смешно даже упоминать (только сунься, ежели ты, дескать, псих, на свою голову за каким-нибудь «средством правовой защиты» – сразу станет ясно, что возбуждён и что это весеннее, осеннее, зимнее или летнее обострение обострения), и статья нумер 14 о запрещении дискриминации, по каковой скучно даже разговаривать – люди с клеймом дурдома самое угнетаемое, самое дискринимируемое сообщество в мире. Во всех странах!
Вот и вся наша Конвенция Прав Человека и Основных Свобод, медам и мсье.
Хренова чёртова дюжина с гаком!
Все остальные статьи Конвенции о… разрешениях нарушать вышеперечисленные права и свободы человека в разнообразных обстоятельствах и по разнообразным мотивам (и на хрена было тогда, вообще, Конвенцию принимать, чтобы тут же и прямо в ней же её фактически отменить), а ейные дополнительные протоколы либо повторяют, либо развивают основную часть – например, статья нумер 1 дополнительного Протокола нумер шесть заявляет об отмене смертной казни, на которую в статье нумер 2 основной части, посвящённой праву на жизнь, вообще-то, дано разрешение, что, в принципе, не имеет ни малейшего значения – поскольку смертная казнь Россией, во-первых, чтоб вы знали, так до сих пор и не отменена (непонятно, кстати, как это сообразуется с подписью России под Конвенцией, а значит и под всеми её дополнительными протоколами), а во-вторых, официальное физическое уничтожение людей российскими государственными службами, теми же пеницентиарными и психиатрическими, осуществляется постоянно и демонстративно – кошмарную историю с убийством в тюрьме Магнитского не забыли?
В психиатрических же государственных учреждениях России методов и способов убить человека просто вагон и маленькая тележка – например, можно окунуть жертву в ледяную воду, а затем почти голым привязать к кровати, после чего остаётся лишь дождаться, когда он в страшных мучениях умрёт от холода и болезней, именно так, без всякого преувеличения, господа, в СТРАШНЫХ МУЧЕНИЯХ, гитлеровцы не случайно генерала Карбышева в концлагере заморозили, они были непревзойдённые заплечных дел специалисты, так что знали, что делали – это было зверское убийство. И при всём том ведь гитлеровцы Второй Мировой очень-очень выгодно отличаются от психиатров нашей с вами современности тем, что хоть не строили из себя ангелочков, а убивали прямо и откровенно, не скрываясь; господа психиатры же, совершив очередное зверское убийство, ещё и делают морду чайником и всплёскивают окровавленными руками: «Ой, умер – бедняге не повезло». Что, к счастью, тоже не имеет ни малейшего значения, поскольку обречь человека на верную смерть, даже если ты его по-простому не зарезал, вообще-то, на высокохудожественном юридическом языке называется убийством с эвентуальным умыслом, а умысел он и есть умысел, неважно, эвентуальный он или прямой, и сколько опосля окровавленными костлявыми руками сокрушённо ни всплёскивай, а привязать человека мокрым и голым к койке, обрекая на верную смерть, суть самое настоящее УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО, господа!
И подобные умышленные убийства разными способами и разнообразными методами в российских государственных психиатрических больницах каждый день совершаются лишь Бог ведает, сколько, поскольку, пардон за тавтологию, статистика смертей в российских дурках под соусом врачебной тайны с чрезвычайным тщанием скрывается от общественности, благодаря чему убийцам в белых халатах (Сталину за одно только это словосочетание есть смысл поставить ещё один памятник) все их умышленные убийства преспокойно сходят им с рук… благодаря в том числе и полноценной помощи и поддержке Европейского Суда.
Да-да, господа, Евросуд полностью помогает убийцам и полностью покрывает их, давая возможность избежать наказания, в связи с чем я, пользуясь случаем, прямо здесь и прямо сейчас обвиняю Европейский Суд по Правам Человека в соучастии в многочисленных умышленных убийствах,  пособничестве убийцам и укрывательстве убийц – и обвиняю не голословно, не сомневайтесь, вы хочете фактов?, леди и джентльмены, их есть у меня!!!
Два факта я вам уже изложил: факт умышленного убийства Игоря Гирича и факт умышленного убийства Тимура Галеева. Именем Российской Федерации, бля!
И подобных фактов у меня целый вагон – я ведь, изучив только что изложенную ситуацию, в конце концов задал бойцам Антипсихиатрического Сопротивления логичный вопрос – какого же же ж они, на чистом хохляцком говоря, хрена не обращаются в Европейский Суд.
Люди в Сопротивлении, как и положено настоящим солдатам, воспитанные, вежливые и сдержанные, благодаря каким замечательным и, как эдаким вот эмпирическим путём удалось установить, весьма полезным качествам, они, хотя и несомненно сверхъестественным усилием воли, сумели  удержаться от громового хохота.
После чего, как я уже упоминал, началось! На меня обрушился шквал. Шквал информации об истязаниях и убийствах в российских дурках и бесконечных, отчаянных, безнадёжных и абсолютно безрезультатных попытках бойцов Сопротивления найти правду и справедливость и, главное, призвать кару на головы убийц во всех без исключения судах, включая Европейский суд: инстанция за инстанцией, день за днём, неделя за неделей, десятилетие за десятилетием… По четыреста раз!
При этом вкладывая в заявления всю боль и весь огонь измученных душ:
«…там мне давали Клопиксол, Циклодол, Седалит.
От них побочные эффекты просто ужасные, такое ощущение, что по голове дали, да так сильно, что просто ужас..
… Вышел полным калекой…
... После азалептина я стал овощем. Мозги память воля не работают. Энергии нет…
…ночью меня разбудил шум. Открыв глаза, увидел, как медсестра и санитарка бьют мальчика, лежащего у окна. Мальчик при этом весь дрожал, тело сводили судороги…
…гонялись за детьми и дергали их за половые органы…
…через полгода это уже непонятное, полностью сломленое, забитое,
запуганое существо с пустыми глазами,висящими слюнями и соплями,
черными пальцами,клочками волос на голове и почему то сбритыми
бровями(санитары пошутили)…
…Этот человек скоро умер в психушке.
Говорят ночью сердце остановилось…
…в коридоре на каталке лежала парализованная женщина, никто за ней не
ухаживал. Воняло от нее мочой, никакой мед помощи не оказывалось. Потом
ее куда-то увезли (умерла наверно)…
…я видел как они заставляли
больных пить мочу из общего ведра. Тушили окурки на теле. Заставляли
больного сосать член у парализованного и прикованого к кровати…
…Двоих стариков отвязали уже мертвыми…
…Умерла при явлениях нарастающей деменции и обездвиженности. Причина смерти: сердечная недостаточность, застойная пневмония…
…Мне стали заставлять насильственным образом принимать нейролептики и «препараты», в результате чего я впервые в свой жизни потерял сознание…
…Через четыре месяца в ПБ был доведён до второй группы инвалидности…

И так до бесконечности, дамы и господа.
Стоит ли удивляться, что Россия год за годом регулярно попадает то в первую двойку, то в первую тройку стран по количеству обращений в ЕСПЧ.. Это не я сам прямо здесь и прямо сейчас придумал, это, простите, официальная статистика, которая, как мы помним из хорошего старого фильма, не терпит приблизительности. Не терпит-то она не терпит… приблизительности, а вот подковырять статистику совсем несложно, так что… ежели не статистически, а фактически… Россия прочно и уже много лет  однозначно на первом месте по количеству жалоб, хотя, как бы вы ни шарили по интернету тегами «Статистика обращений в Европейский Суд по Правам Человека», вылезает всегда одно и то же – хвастливое: мол, рассмотрели столько-то, удовлетворили, мол, столько-то, эффективность, мол, работы, Европейского Суда, что твоя лохматость, как в том мультфильме, повысилась. О бесконечном потоке дерьмовых отписок на самое настоящее цунами жалоб отчаявшихся людей, включая четыреста обращений моей знакомой (не считая огромного количества жалоб, которые просто и по-тупому выкинули на помойку, даже не зарегистрировав), в статистике Евросуда нет ни слова, … разумеется, на фига им портить такккую замечательную статистику? – повысилась, понимаешь, лохматость, мохнатость, волосатость и эффективность. Ну, ладно, что ж, это, в принципе, почти нормально в русле быдлячьей логики: каждый за себя, один Бог за всех, не солнышко – всех не согреешь, ничё – все там будем, в русле каковых подлых быдлячьих сентенций судьбы и муки зверски истязаемых и убиваемых в психушках людей высокооплачиваемым клеркам дешёвой страсбургской забегаловки до полного фонаря.
Но, как гласит обожаемый мною гениальный русский фольклор, любая палка всегда о двух концах. И раз уж Евросуд с нами так… то и мы с ним так же. Раз уж каждый за себя, один Бог за всех, а на войне как на войне.
И вот в этом само месте мы плавно подходим к извечным русским вопросам: кто виноват? и что делать?
Первый вопрос, откровенно говоря, привёл меня в некоторое замешательство – я всё никак не мог понять, какого хрена Европейский Суд по Правам Человека, который для меня всегда был ну просто светом в окошке, лучом в тёмном царстве, вдруг стал для нас всех, в том числе для меня, самой натуральной вражьей шайкой, просто каким-то гадючьим гнездом, сучьим семенем, молотящим нас что есть сил в тёплом, глубоко интимном тандеме с блядским российским байством. Нешто они, там, бляди, все такие? А если не все, то кто именно? Кто конкретно и реально виноват?
К счастью, слишком долго ломать голову над сей «загадкой века» и тем более изобретать велосипед не пришлось, поскольку довольно быстро выяснилось, что бойцы Антипсихиатрического Сопротивления задались этим вопросом значительно раньше меня, не поленились произвести по данному поводу самое настоящее, полноценное журналистское расследование, (да-да, господа, это было полноценное, вполне профессиональное журналистское расследование – утверждаю это как журналист с тридцатичетырёхлетним стажем) и получить на вопрос «кто виноват?» исчерпывающий персонализированный ответ, вот он, в письме одного из бойцов Сопротивления из Коми (которое, кстати, министерство юстиции России со всей дури, пуская радостные слюни дебила, успело полностью подтвердить на своём собственном официальнейшем сайте вот здесь http://minjust.ru/node/6205 ):
« Проблема с ЕСПЧ заключается в основном в том, что все жалобы россиян, поступающие в ЕСПЧ, попадают в руки русскоязычных юридических референтов, присланных российскими коррупционными властями для сокрытия в ЕСПЧ их преступлений против правосудия. Иными словами, сейчас в русскоязычной секции ЕСПЧ царит та же практика, что в во всех российских судах: там работают такие же коррупционеры, как и во внутренних российских судах. Иначе и быть не может: российские клептократы ничуть не заинтересованы, чтобы их преступления рассматривались в ЕСПЧ, поэтому они будут делать все возможное, чтобы в ЕСПЧ (в российской секции) работали их люди. Какие бы аргументы Вы не предъявили в жалобах, они не будут услышаны, поскольку первичная обработка жалоб осуществляется агентами российских преступников во власти, которые не пропустят Ваши жалобы для реального судопроизводства в ЕСПЧ. Исключение составляют всего несколько случаев: а) особо резонансные случаи; б) если Вы будете очень дружить с референтом, который протолкнет Вашу жалобу далее (за это нужно расплачиваться с толкателем); в) если ЕСПЧ или российским клептократам по Вашему делу нужен будет пиар; г) случайное стечение обстоятельств (недосмотр русскоязычных референтов-квислингов). Пока не случится скандала в ЕСПЧ из-за преступной деятельности референтов, сейчас достучаться до европейского правосудия практически невозможно: все жалобы проходят через квислингов... Поколебать эту систему коррупционного беспредела возможно с помощью резких публикаций в иноСМИ, но никто за это не берется – слишком высоки ставки. В начале февраля 2013 года я вновь направлю ряд писем по поводу ангажированности ЕСПЧ, но думаю, что это вряд ли что-то даст. Нужен именно скандал, аналогичный таковому по делу Магнитского. Тогда может быть дело стронется с мертвой точки. Несмотря на это, я буду и далее направлять в ЕСПЧ короткие, мотивированные жалобы, делая упор исключительно на прецедентной практике самого ЕСПЧ. Надо, чтобы коррупционность самого ЕСПЧ была отчетливо видна, а для этого нужны конкретные примеры, факты, документы, чтобы затем можно было ими оперировать и ссылаться (на них) как процессуальные доказательства. Русскозычные юридические референты в секции ЕСПЧ – это обычные российские продажные карьеристы, выполняющие заказ российских правящих клептократов по уничтожению жалоб россиян и, соответственно, по сокрытию преступлений официальных властей РФ. С этим очень сложно бороться, но надо... Я уверен, что рано или поздно правда найдет дорогу и все встанет на свои места».

Как видим, в письме, кроме чёткого обозначения круга виновных, присутствуют также соображения по дальнейшему действий, частичный ответ уже на второй извечный русский вопрос «что делать?». Что ж – это всё нужно делать тоже. Но однозначно эпохальный ответ на вопрос «что делать?» даёт уж неоднократно упомянутая мной моя знакомая из туманного Занзибара, обращавшаяся в Страсбург четыреста раз, зацените:
«Rasul Yagudin, коррупция это уголовное преступление, также получается укрывательство уголовных преступлений российских властей, т е фактически соучастие, а ещё и мошенничество – деньги получают за улучшение судебной системы государств, а РАЗВАЛИЛИ нашу в конец

Цитата:
И ещё вопрос – больше ни в какой суд на Евросуд не подашь?

Надо подумать над этим вопросом. Например, невысылка РЕШЕНИЙ – это нарушение права на информацию. Отказ их выслать – это нарушение тоже ст 6 ЕКПЧ.
Будем исходить из того, что это БЕЗДЕЙСТВИЕ судебного органа. Куда можно обжаловать бездействие? В суд. Допустим , можно ли обжаловать его в суд, по месту нахождения ЕСПЧ – в суд Страсбурга. Если провести аналогию с ГПК, то по месту нахождения органа власти.
С другой стороны, по месту нахождения заявителя, т е в свой районный суд в порядке гл 25 ГПК и требовать через суд вручение мотивированного решения суда

Также варианты :
- обратиться в Гос Думу, в Мин юст, к Президенту с жалобой на нарушение конституционных прав на получение решений ЕСПЧ, и требовать защиты своих прав этими органами власти

– их бездействие , в том числе, согласие на лишение граждан, решений обжаловать также в суд

– обратиться в ПАСЕ с жалобой на лишение граждан РФ решений

– молчание и бездействие обжаловать в суд по месту нахождения ПАСЕ  

– бездействие всех вместе обжаловать в гаагский суд как международную коррупцию, направленную на преступления против прав человека за оплату Россией взятки в виде взноса на содержание никчёмного ЕСПЧ».
Ну, что тут скажешь? Без преувеличения, но и без ложной скромности – ГЕНИАЛЬНО! Все пункты изложенного плана действий интересны, но насчёт подать на Европейский Суд в какой-нибудь российский райсуд (причём, желательно в самый глухой деревенский райсуд – всё с тем полупьяным судьишкой) просто супер! Пусть-ка все эти долбоёбы Евросуда почувствуют на собственной шкуре. Пусть-ка попишут жалобы во все дерьмовые вышестоящие российские суды, во все дерьмовые российские властные инстанции и структуры и пусть-ка наполучают отовсюду кучу дерьмовых отписек, а затем – пусть-ка венцом всего зачнут ябедничать самим себе в свой собственный Европейский Суд по Правам Человека и пусть-ка наполучают от самих себя самим себе другую кучу дерьмовых отписек, ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!
К этому однозначно гениальному плану я добавляю лишь одно – соучастие в многочисленных умышленных убийствах Европейскому Суду по Правам Человека необходимо инкриминировать тоже. Пусть ответят, суки. Перед Богом и людьми.
После чего останется лишь всю эту евросудейскую пидарасню (в прямом, миль пардон, смысле – уж права-то пидоров на морковь и не только Евросуд почему-то защищает, как из пушки, словно у него других забот нет, может, потому что евросудьи сами все до одного пидарасы?) пинками прогнать через всю Европу в назидание прочим… ммм… желающим того же сиречь претендентам на пинки… и набрать в Суд настоящих людей, которые действительно за наши свободы и права будут пластаться, как волкодавы в бешеной волчьей свалке.
А вы как думали? Что мы отдадим Европейский Суд по Правам Человека всей этой вонючей горстке грязных ублюдков без боя? Ещё чего? Это всё-таки наш Суд. Его создали мы, человечество, мы, люди – которых в мире без малого ВОСЕМЬ МИЛЛИАРДОВ. И создали мы наш Суд вовсе не для того, чтобы тихой сапой окопавшаяся по его кабинетам  совершенно неописуемая мразь превратила наш Суд в свою полную противоположность – в какого-то ну просто могильного червя, выедающего, выгрызающего, выжигающего, словно в крематории, все наши тысячелетние чаяния, все наши надежды и мечты о светлом, чистом, справедливом, воистину Божьем мире.
Так что давайте зайдём в наш Суд и раздавим черт-те откуда заведшегося в нём червя. Пришлёпнем тапочком – шлёп и нету, нам это вполне по плечу, ведь мы человечество. И  никакая его хитрожопая система всеевропейского червяного сговора ему не поможет.
Ибо сказано: «На хитрую жопу есть хуй с винтом"

Одолеем!


/1/ Игра слов: court (англ.) – суд;
                         курт (тюркские языки) – червь
/2/ Шапка (жарг.) – верхняя часть официального бланка, содержащая информацию об организации и часто служащая защитой от подделок.
/3/ Mesdames et Messieurs (франц.) – дамы и господа

Admin
Admin

Posts : 721
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum