Интервью. Ольга Бычкова (Москва, Россия). Акт Магнитского

Go down

Интервью. Ольга Бычкова (Москва, Россия). Акт Магнитского

Post by Admin on Sat Dec 30, 2017 1:44 pm

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, у микрофона Ольга Бычкова. Сегодня вместо программы «48 минут» у нас другие планы на ближайший эфирный час. Мы на прямой линии с Лондоном с помощью Скайпа будем обсуждать ситуацию вокруг дела Сергея Магнитского и хищений из российского бюджета. Итак, наши слушатели, я надеюсь, будут слышать наш разговор. Зрители Сетевизора, который можно найти на сайте «Эха Москвы» могут видеть, как мы беседуем с помощью Скайпа с нашими гостями, это Джемисон Файерстоун, управляющий партнер «Файерстоун Данкан», коллега Сергея Магнитского, и Иван Черкасов, партнер фонда «Hermitage Capital».

Добрый вечер, господа. Мы вас слышим отлично. Я надеюсь, что нас сегодня техника не подведет. Если вдруг что-то будет не так, то мы постараемся все быстро исправить, может быть, воспользуемся линиями телефонными, поэтому, если что, уважаемые наши слушатели и зрители, вы нас сразу, пожалуйста, за это извините. Итак, мы будем обсуждать всю эту сложную историю, где было много, в том числе, трагическая история с Сергеем Магнитским, но вначале, прежде чем мы перейдем к самому этому длинному сюжету, я хотела бы вас попросить прокомментировать сегодняшнюю новость, касающуюся господина Браудера, который был вызван в Следственный комитет при МВД. Теперь по повторной повестке глава фонда «Hermitage Capital» должен прийти туда 16 мая. Речь идет, возможно, об обвинении в уклонении от уплаты налогов на 2 миллиарда рублей. Как вы можете эту историю прокомментировать?

И.ЧЕРКАСОВ: Джемисон, если позволишь, я начну, так как речь идет об «Hermitage Capital».

О.БЫЧКОВА: Иван, извините, я скажу еще раз нашим слушателям, что это Иван Черкасов, партнер фонда «Hermitage Capital».

И.ЧЕРКАСОВ: Ну как я могу прокомментировать? Все это напоминает фарс и клоунаду со стороны МВД, которую оно уже проводит на протяжении нескольких лет. Что касается теперь по делу. Действительно, мы получили 10-го числа, во второй половине дня повестку по факсу, адресованную Уильяму Браудеру, на русском языке, где его просят явиться через сутки в 71-ый кабинет к следователю Сильченко для вручения обвинительного заключения и опроса в качестве обвиняемого. Я не знаю, знает ли Сильченко о том, что господину Браудеру с 2005 года запрещен въезд в Россию, он персоной нон грата объявлен по статье 27, как сообщил МИД РФ тогда, так как он представляет угрозу национальной безопасности.

О.БЫЧКОВА: И он по-прежнему представляет угрозу национальной безопасности?

И.ЧЕРКАСОВ: По всей видимости, он представляет угрозу безопасности, поэтому, естественно, ни о какой выдаче визы речи не идет. Даже если бы это был бы не господин Браудер, а просто иностранный гражданин, у которого нет визы, я не думаю, что в течение суток в Лондоне, где надо записываться на получение визы, и этот процесс занимает месяца два-три, за один день можно получить визу, купить билет и приехать к 11 часам по московскому времени к господину Сильченко.

О.БЫЧКОВА: И что это значит тогда?

И.ЧЕРКАСОВ: Я не знаю, что это значит. Может, надо было у Сильченко об этом спросить. Это первое. Второй момент. На протяжении всех этих четырех лет, трех лет, пока ведет Сильченко дело, российский УПК предоставляет следователю возможность использовать механизмы правовой помощи, а именно обращаться, если у него есть вопросы, в письменном виде через так называемый механизм правовой помощи, когда российское государство через Минюст обращается в Минюст другого государства, и получает ответы на интересующие вопросы от лица, от которого Сильченко хочет получить ответы. Этого он не сделал. Третий момент. Как знает господин Сильченко, у Браудера есть три адвоката в Москве. Три адвоката, дела «Hermitage Capital», есть ордера этих адвокатов, есть телефоны есть факсы, есть их адреса, несколько телефонов. Уведомление об этом адвокатам не пришло. И Ирина Дудукина сегодня заявляет – вот мы отправили, он должен был явиться, он не явился, и мы отправим еще раз. Это все напоминает, как я уже говорил, клоунаду.

О.БЫЧКОВА: 16 мая – это тоже достаточно близко, на самом деле.

И.ЧЕРКАСОВ: На самом деле, я могу еще подытожить, чтобы эту тему как бы закрыть. Я согласен с президентов Медведевым, что люди в погонах, такие, как Сильченко и Дудукина, должны нести за свои преступления более суровые наказания, так как эти люди находятся при исполнении и прекрасно знают закон. Они прекрасно знают закон, нарушают его, и продолжают нарушать его. А так как они знают, что они нарушают, более суровое наказание в конечном итоге должно быть применено к таким людям. Я думаю, что этот фарс должен когда-то закончиться, поздно или рано, я думаю, что скоро, в принципе, закончится. В данном случае и госпожа Дудукина, и Сильченко напоминают мне этих двух актеров, Маркелова и Хлебникова, которые были выбраны (неразб.), и на них были повешены вот эти дела о краже налогов из российского бюджета. В конечном итоге, кукловоды сдаются.

О.БЫЧКОВА: Давайте сейчас поговорим об этой истории с налогами и с обвинениями, которые тянутся уже, мягко говоря, не первый год.

И.ЧЕРКАСОВ: Давайте я вам сначала небольшую вставочку сделаю, чтобы наши слушатели имели представление, что такое «Hermitage Capital», что такое «Hermitage» (неразб.), что такое ООО «Камея», и вообще, чем мы занимались в России. Компания «Hermitage Capital» занимается бизнесом в России с 1996 года. Эта компания является инвестиционным консультантом и консультирует различных своих иностранных инвесторов, что покупать, а что продавать на фондовом рынке. У компании «Hermitage Capital» имелось несколько мандатов, имеется несколько мандатов инвестиционных. Одним из таких мандатов был «Hermitage» (неразб.), управлением которым занимался глобальный банк HNBC, продолжает оставаться там и менеджером, и доверителем. Еще один мандат, который у нас был, это был мандат иностранного инвестора, который инвестировал немного по другой программе, преследовал другие цели, нежели «Hermitage Capital», но был заинтересован в покупке российских ценных бумаг, котирующихся на фондовом рынке. И осуществлял он это через свое дочернее общество ООО «Камея». Это российское юридическое лицо, которое оперировало на российском рынке с 1999 года, покупая и продавая периодически ценные бумаги, котирующиеся на рынке. Все это происходило в России за российские рубли. Причем я должен сказать, что общество не раз проверялось налоговыми службами. В 2006 году общество «Камея» реализовало крупный пакет акций на российском фондовом рынке. Это было в начале года. Налогооблагаемая прибыль предприятия составила 11 с половиной миллиардов рублей. С этой прибыли компания заплатила 24 процента налога, это налог на прибыль, в российский бюджет. Сумма налога на прибыль, в 2006 году уплаченная ООО «Камея», составила 2,9 миллиарда рублей. После того, как налог на прибыль был уплачен, в компании осталась нераспределенная чистая прибыль, которую акционеры, а это предприятие кипрское «Жода Лимитед», решили распределить за первый и за второй квартал. В связи с тем, что кипрское предприятие инвестировало в 2002 году в уставный капитал своей российской «дочки» больше ста тысяч долларов и в связи с тем, что предприятие не вело никакой деятельности в РФ, должна была применяться налоговая ставка в размере 5 процентов. Объясню, откуда 5 процентов. 5 процентов – это налог на дивиденды, его не нужно путать с налогом на прибыль, который составляет 24 процента. Берется он из российского налогового кодекса и межправительственных соглашений, заключенных РФ и республикой Кипр, в данном случае, которое гласит: если кипрская компания инвестировала больше ста тысяч долларов в уставный капитал своей российской «дочки», то эффективная ставка при выплате дивидендов, российская компания, как налоговый агент, должна удержать ставку 5 процентов с выплачиваемых дивидендов. Во всех остальных случаях – 10 процентов. Что и было сделано, были получены сертификаты из Министерства финансов Кипра о том, что компания «Жода Лимитед» является президентом, имеет директоров на Кипре, и эти директора не ведут никакой деятельности в РФ. И дополнительный налог в размере 600 миллионов рублей был уплачен также в 2006 году. То есть, должен сказать, что за 2006 год только компания «Камея» заплатила 3 с половиной миллиарда рублей. Много это или мало? В принципе, это много. Это больше, если взять за тот же период другие российские предприятия, это больше, чем налоги были заплачены компанией «Аэрофлот», это больше, чем пивоваренная компания «Балтика», это больше, чем «Ростелеком» заплатил в 2006 году, это больше, чем автомобилестроительный гигант «ГАЗ», «Автоваз», «Пятерочка», «Вимм-билль-данн». Это чтобы для сравнения, понять, о каких суммах мы говорим. Что происходит дальше? В 2005 году Биллу Браудеру было отказано во въезде, и он был депортирован из России при въезде, сразу отправлен. Дальше компания «Hermitage Capital» решила, как ей продолжать и сохранять свой бизнес, так как уже было невозможно работать на два офиса, плюс были приняты во внимание другие параметры, безопасности, в том числе. И компания «Hermitage Capital» решила перебазироваться на другую площадку. Таким местом был выбран Лондон, и в начале 2006 года, где-то в феврале, я перебрался в числе первого десанта в Лондон, чтобы открыть здесь офис компании, получить все необходимые лицензии регуляторов и рабочие визы. И с апреля 2006 года я уже в Россию не выезжал, потому что бизнес закрутился вновь, и необходимо было работать дальше.
...

Admin
Admin

Posts : 726
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum