Религиозная поэзия. Александр Нощенко (Орджоникидзе, Украина). Господня кара

Go down

Религиозная поэзия. Александр Нощенко (Орджоникидзе, Украина). Господня кара

Post by Admin on Thu Dec 28, 2017 5:20 pm

По благословению владыки Германа
(митрополита Волгоградского и Камышинского)

Наболевшая
                  песня
                           души
Памяти угодника Божьего, афонского монаха, так много совершившего на ниве милосердия благих дел, прозорливца и целителя душ человеческих, посвящаю:

     Дух Святой                                                                      Дух Святой! Ты сердце лечишь,
     Разрываешь мрак ночей…
     Обними меня покрепче
     Миллионами свечей.
     Сбереги, развей сомненья,
     Скорбный путь благослови.
     Царства Божьего мгновенья
     Благодатями яви.
     За былые прегрешенья
     Ты меня прости, прости…
     Исповедное виденье
     Не гаси в моем пути.
     Я готов нести прозренье
     Сквозь неведомость дорог.
   И просить за всех прощенья
   Со слезой у твоих ног.  


         Линия фронта  
 
      Дорогу в Рай покажет тот, кто шёл,
     Открыв ключами слёз замок небес,
     Скорбями путь молитвенно нашёл
     Дошёл и дотащил свой тяжкий крест.
    Наследство дьявольской красной звезды,
     Грозит уничтожить остатки добра.
     И людям уставшим от пустоты,
     Очки безразличия снять пора.
     Мы все на линии фронта любви…
      И жизнь не сказка с хорошим концом.
      Зависть замесила грех на крови,
      Сердца пленила золотым тельцом.
      Зло не сущее само по себе,
      Оно ждёт слабости от нас и лжи.
       И мимо скорбей не пройти судьбе,
       Они есть линия фронта души.

        Быть или не быть?

    Так быть или не быть? Вопрос ребром.
    Кипение скорбей достигло точки.
    Гордиев узел разрубить мечом,
    Иль мучась, душить совести росточки.
    Не дай бог жить во время перемен.
    Мы в муках возвращаемся к истокам.
    Продажная  элита, рок измен.
    Всех по миру пустил, притом жестоко.
    Час испытаний постучал в наш дом.
    Разврат сердец на высшем пьедестале.
    Дух воровства жизнь превратил в «дурдом».
    Прокисла совесть в золотом бокале.
    Нам суждено рождаться, умирать,
    А жизнь чеканит вечные вопросы:
    Так быть или не быть? Вам, Россы,
    Хотим ли, чтобы дальше текли слёзы?
    И будем ли по – прежнему  молчать?

       Українцям
  Дух Тараса

Дух Тараса мене будить
На кобзі заграти,
В струнах серця не забути
Небеса благати.
Не ховайтесь та вставайте
Лиху долю бити
Духом  боротьби палайте,
Нащо німим  жити?
Заповіт Тараса знайте,
Кайдани  зривайте!
Кров ворожу не чіпайте,
Миром все ладнайте.
У єднанні наша сила,
І слава, і воля.
Дух терпіння має сили,
Праведна то доля.
Хай Господь нам допоможе
Каяття здобути,
Око духа розбудити,
Щоб ворогам  чути.
Як течуть убогі сльози
По землі козацькій.
Заздрість серця це загрози,
Розбрат то хохляцький.
Небо милість нам покаже,
Благодать розкаже.
Каяття у силі Божій
Порятунком ляже.

Из жизни одного поэта
         Рассказ

Чёрный ураган безбожной стужи свирепствовал в стране, которая ранее называлась Русью Святой. Жили люди в этой стране в духовной слепоте и невежестве, находясь в цепких когтях коммунистической, откровенно бесовской идеологии. Но эта совершенно безжизненная идеологическая конструкция за семьдесят лет своего существования пришла в полный упадок, совпав с экономическим кризисом, некогда мощная тоталитарная империя рухнула, как карточный домик - в стране начинался беспредел. Духовная слепота огрубила сердца людей, многие считали, что имея деньги, можно себе позволять всё. Разгул криминала и коррупции есть прямое следствие этих процессов. И сейчас мы пожинаем горькие плоды всего этого. Этот рассказ о чуде веры, которое произошло на моих глазах, и очевидцем этих событий был я сам.
  Изломанные судьбы приводила невидимая рука в глубинку, в Рыльский, Курской области,  Свято – Николаевский,  разрушенный до основания монастырь, где был настоятелем божий угодник, афонский монах, прозорливый старец, подвизавшийся  18 лет в Свято – Пантелеимовом русском монастыре на Афоне ардхимандрит  Ипполит, в миру Халин Сергей Иванович. Ручейками немощей и слёз, неимоверных душевных страданий через наркоманию, алкоголизм, СПИД, рак и мыслимые и немыслимые болезни  шли туда духовно слепые люди, и случалось со всеми чудо. Ни в сказке сказать, ни пером описать. Многие наркоманы не ходили даже на службы, привезённые матерями и поселившиеся в слободке; но чудо «действовало». Уезжало «чадо» и редко кто возвращался к старому. Прожжённые алкоголики становились в большом монастырском хозяйстве незаменимыми «пчёлами – работягами», работая от зари и до зари. Уходил рак, СПИД и многие неизлечимые заболевания. Был случай исцеления расслабленного. Мальчик родился с диагнозом церебральный паралич и до одиннадцати лет не ходил. Попав в этом возрасте в монастырь к старцу, уже через одиннадцать месяцев он косил траву. Шла непрерывная молитва, благодать «зашкаливала». По многим свидетельствам  выпивший человек,  придя в монастырь, обнаруживал через 15 – 20 мин., что хмель куда – то пропал. По пятницам был такой наплыв приезжающих, что спали везде, где только можно. В храме стелили ковры, батюшка Ипполит просил местных из слободки принять на ночлег паломников. Иногда машины и автобусы занимали всё пространство в монастыре и округе.
    Ваш покорный слуга, «пять минут» как верующий, поехал по благословению иеромонаха Анатолия Берестова со своими духовными проблемами к старцу. Из Москвы поездом Москва – Льгов  до Льгова в начале ноября 1999года.
  Еду, вагон чистенький, постели на нижних полках заправлены: я даже обалдел. Утром Льгов, и вдруг снег на голову в прямом смысле, да такой: « мама родная!». Плюс автобусы не ходят, точнее, рейс будет только завтра. Такси никаких нет, а ехать километров около пятидесяти. Тут смотрю: два молодых человека нашли частника и торгуются с ним, я присоединился. Сторговались по 150руб.с каждого.Едем,снег валит такой, что за 20метров ничего не видно. Стали залипать дворники, приходилось через каждые 10минут останавливаться и сметать снег веником. Выяснилось: у «водилы» нет лопаты. Выпившие ребята встревожились не на шутку.Один говорит: «Слышь, дорогой, если мы в дороге застрянем и не попадём на свадьбу,  то я тебе просто не завидую, так что молись, «шоб» не замело. Но «водила», видимо, молиться еще не научился, хватает обочину - и попадаем в сугроб. Выходим все, пробуем вытолкать, но не тут - то было. Ситуация начала выходить из - под контроля. Я взмолился мысленно, повторяя: «Боже, если ты есть, сделай что нибудь!» И вдруг откуда ни возьмись, едет бульдозер нам навстречу. Ну, думаю: «Вот дела, таки точно Бог есть». Едем дальше: « Мужик, ты давай по центру, ну их «нафик», этих встречных – не снег, объедут», - говорит один из парней. Мужик, как шелковый, слушается. Едем, ребята выходят раньше, километрах в шести от  Рыльска. Подъезжаем, но околицу городка замело так, что ехать уже невозможно. Хозяин закрывает машину, не доехав до вокзала 2,5 – 3 километра, говорит: «Пойду к знакомым, а ты иди, тут тебе дорогу любой покажет. В зимние дни быстро темнеет, снег перестал идти, но навалило по интимное место. С сумкой проходишь 200 метров и делаешь альт - паузу, как на горном подъёме. Ехали почти три часа, и дополз я в слободку к монастырю затемно. Ворота закрыты, стучу – тишина. От отчаяния  остаться один на один ночью с зимой барабаню и кричу. Наконец минут через двадцать с той стороны: «Чо надо? Кто такой?»
 Отвечаю: «По благословению от Анатолия Берестова из Москвы». Ворота открылись, объясняю, что мне надо к батюшке Ипполиту. Ведут в храм. Жду 15 - 20 минут, подходит седой, крупный, сутулый старичок
непонятно во что одетый. Подрясник от ветхости светится во многих местах. Кожаный ремень напомнил мне музейный раритет. Но самое  удивительное, сношенные «до не могу» полукеды, уже непонятно какого цвета. На одном обрывки шнурков с тремя узлами, на другом скобки из алюминиевой проволоки. Он подошёл небесно – голубые, выразительные, чистые глаза, добрая, буквально обезоруживающая улыбка. Голосок тихий, монотонный,  без эмоций. Говорит: «Отец, Вы меня хотели видеть?»
Я растерялся: «А… Вы…Тот батюшка?» - совсем теряясь, прошептал я. Он успокаивающе улыбнулся, взял меня легонько за руку и повел в угол храма - там стояли старенький стул и табурет. Предложил мне садиться на стул, сам сел на табурет, положив свои огромные руки себе на колени. «Ну, так что Вас, привело ко мне?»
- наступило молчание, и вдруг меня прорвало. Выдыхаю из себя залпом:
- Помогите, батюшка! Совсем отчаялся, хотел руки на себя наложить.
- Будем молиться, отец, оставайтесь, - при этом он положил правую руку на моё колено, и вдруг миллионы  иголок, как током, пронзили все мое существо. Я попал в какое – то новое для себя состояние: все мысли вылетели из головы, испуг сменился до сих пор неизведанным чувством блаженства. Я пошел, куда направили, а чувство это перестало быть ярким, но окончательно ушло только утром. Ночь не спал, мыслей
не было никаких, только слова: «Вот это да! Вот это да! Вот это да!»
Находясь в монастыре на послушании месяц, я был свидетелем многочисленных случаев исцеления, узнал и убедился, что старец видит прошлое и будущее каждого человека. Имея безграничное сострадание ко всем нам  заблудшим, с истинным смирением, совершенно бескорыстно, помогая всем, независимо от рода и звания.
 Через месяц я заболел хроническим трахеитом, и батюшка велел мне собираться в дорогу, домой. Говорить я уже не мог, глотал со слезами на глазах. Идя на прощание к старцу, под благословение в его келью и поднимаясь по ступенькам на второй этаж, я с удивлением обнаружил, что болезнь  куда – то  ушла и я могу свободно говорить. Подходя под благословение, я начал проситься в монашество,  батюшка  молча слушал, кивал головой из стороны в сторону, неожиданно начал читать вслух по памяти письмо Татьяны из «Евгения  Онегина».
 - Правда, красиво, - сказал старец, - вот что значит настоящий поэт.
 - Это моё любимое место, батюшка, и в шестом классе, в школе я под впечатлением Пушкина сам начал писать стихи.
 - Зря бросили,  - сказал старец, потом ушел в другую комнату, вынес четки и сказал: «В монашество не благословляю, у Вас другая судьба, не менее интересная и трудная. В своё время начнёте нести свет людям и славить Бога, это будет Ваш дар и Ваш крест. И вот я Вам  благословляю четки, молитесь «Иисусовой молитовкой», и Господь поможет Вам.
- Батюшка, это же…куда мне такое.
 - Вас Александром зовут, как Пушкина, помните, отец, об этом. Ну, поезжайте с Богом.

Примечания: Отцами старец называл всех мужчин, не только монашествующих.
Архимандрит Ипполит отдал Богу душу в 2002г. и похоронен в родном монастыре.
Адрес: Россия, Курская обл. г. Рыльск, Свято – Николаевский монастырь, на могилу организованы паломнические поездки из Москвы, Курска и т. д . На могиле оставляют записки и многим он помогает.
         Избранное
     Стихи  разных лет

                 Кредо    

       Кредо всей  жизни – слёзы.
       Тропа судьбы - печаль.
       Собрать в суму занозы
        Бесправий жутких боль.
        И защищать всех бедных,      
        Убогих и рабов.
 От беспредела «сильных»,
 «Воров» и подлецов.
  Словом затронуть в душах
  Глубь исконных начал.
  Развеять сплетни в слухах -
  Как петух прокричал!
  Просеять наносное,
    Оставить жемчуга.
    Найти в жизни святое,
    Родные берега.
    И доказать, что горе -
    Начало благих дел.
    Чтобы не жить в позоре,
    Вот это - мой удел.
   
Моя бедная, бедная Русь!

Снова осень добавит мне годы,
Навевая бездонную грусть.
А в дому нищета и невзгоды,
Моя бедная, бедная Русь!
Суета, воровское раздолье,
Как и прежде, мозолят глаза.
Но идёт крестный ход в богомолье,
На иконах святых образа.
Слёзной накипи горя столетья
Вдаль уносит солёный ручей.
Над безбожной страной лихолетья,
Крест склонился из ржавых цепей.
И набат колокольного звона
Вновь волнует людские сердца.
Сквозь столетие рабского стона
К нам вернулись заветы Творца.

  Причащусь родным
         рассветом

Открыв  историю родную,
Я вижу  бедную страну,
Многострадальную, больную,
Несущую людей вину.
И удрученный думой тяжкой,
Дышу я воздухом родным,
Земли, до боли нам знакомой,
Кормящей молоком своим.
Наш скорбный путь - души болезни,
Людей заблудшие сердца,
Поиски смысла этой жизни:
Горе и слёзы - без конца.
Но крест мы свой не выбираем,
Родившись на земле отца.
Голгофу, приняв, умираем,
Прося о милости Творца.
Все снится дом, храмы святые,
Звон колокольный, небеса.
Мне не нужны края другие
И сказочные чудеса.
Встав, причащусь родным рассветом
И выпью небо все до дна!
В тебя влюбленный глас сонетом
Я положу на удаль дня.

   Куда мы идём?  
   
Посмотрите себе под ноги!
На какой все Земле стоим?
И храм на холме у дороги,
Где молитвы Богу творим.
Загляните в свои вы души!
Там огонь любви не горит.                                
И откройте же сердцу уши!
Там Бог свои тайны творит.
Задайтесь вопросом банальным:
«Для чего же мы все живём?»
Пробудитесь звонком сигнальным,
Спросите: «Куда мы идём?»

  Святой Руси поэт  

Святой Руси поэт идёт на плаху
Под острый  меч  тирана - палача.
Одет он в покаянную рубаху,
Которую  оплакала свеча.
Вся жизнь его – душевные страданья,                      
Путь горький от сумы и до тюрьмы.
Дух рока обрекает на скитанья,
А небо тяжкий крест дает  взаймы:                    
На скорбный путь, на плаху и распятье,
Кровавый пот от горя и невзгод,                          
Чтобы сквозь крест пронес свое проклятье          
И словом растопил душевный лед.

    Музе красоты  
     
Своих стихов несовершенство,
Творческой муки сердца боль.
Души смиренное блаженство
Тебе, тебе моя любовь!
Так музой нежною рождаясь,
Ты наполняешь бытие.
И соком жизни наливаясь,
Даёшь всему дыхание.
Дар красоты - источник света,
Целебной мудрости роса.
В твоих  руках судьба поэта,
Все тайны мира, небеса.
Божественна твоя икона,
Всех  тайн небесных  глубина.
Итак, сначала было  Слово,
И слово было то  - «она».

    Стать поэтом    
 
Чтобы стать большим поэтом,
Надо взять чужую боль
И распяться перед светом,
Всё  впитав в свою любовь.
Дух смиренно обретает
Свой нелегкий скорбный путь
И молитвенно взывает:
«Боже, дай мне не уснуть!»
На путях смиренья море,
Тяжкий крест, летящий вдаль.                                        
Слезы, пот кровавый, горе,
Покаянная печаль.
Но добро  в добре не вянет,
Слезы в жемчуг превратит.
Корень зла в земле завянет
И свет жизни возродит.
Доли горькой, непокорной
Вечный мученик поэт.
В сердцах памяти народной,
Людских грешных судеб свет.

Святогорский  монастырь

День в закате догорает,
На хорах звучит Псалтырь.
И ворота открывает
Святогорский  монастырь.
Божья Матерь призывает
Под святой благой покров,
Все болезни  исцеляет,
Милостью  даруя кров.
По меловой скале  струится
Покаянных слёз родник.
День и ночь молитва льётся
На небесный жертвенник.
В православном сердце бьется
Новью благодатный зов.
К нам вера возвращается
Наших дедов и отцов.
Хор монахов «Славу» служит,
В сердце радость, как поют,
Людям души умиляют
И  всех к Господу зовут.
Святой мир в душу  вселился
Боже! Ох, ликуй мой дух!
Будто я домой вернулся
После стольких лет разлук.

          В храме        
 
В храме поздний вечер. Тихо, всё молчит,
Теплится лампадка, и свеча горит.      
Образ Богородицы предо мной стоит,
В сумерках вечерних  душа ей говорит:                                                                                    
«Матушка-заступница, горю помоги!                                                                                                                                                          
Путь к твоему Сыну Ты мне укажи,
Из грехов одежды помоги все снять,
Слёзы покаянные лить и проливать.                    
И в слезах тех душу помоги отмыть,                                
Заново родиться, веру укрепить».
Заповеди тайной вдруг слова звучат:                                
«Сердце – поле боя, мир борьбой объят,
Жизнь по вере вашей права обретёт,
Скорбный путь к спасенью душу приведёт».                                                                                                                                                                                  
Теплится лампадка, слёзы у огня,
Образ Богородицы смотрит на меня.
                                       
  Спасенье дай! Не осуди

Еще один прожитый год
У вечности порога.
Терзает зарево  невзгод,
И все трудней дорога.
Расплаты крест не обойти
И умереть придется.
В свечах прощального пути
Судьба не разминется.
Но тверже шаг в молитве той,
Где покаянья речи
И осознание душой
Сердечной крестной встречи.
Спасенье дай! Не осуди,
Но все трудней дорога.
Ах, знать бы, что там впереди?
И крепче верить в Бога.

 Золотое воскресение  

Золотые кудри осень
Разбросала по дворам.
Ветер в вальсе лист осенний
Кружит по родным холмам.
В золотом багрянце дали                                      
Тонут осенью седой.                                                                                              
Жизни  немощи, печали                                
Растворяются  под мглой.                    
И небесный светлый гений
Дышит «Слово - Бог» во всем:
В красоте земных творений
Неземным его огнем.
Изумленное виденье
Из волшебной сказки днем:
Золотое воскресение
У природы за окном.
Растворяя миг блаженства,
Этот цвет всегда во всем
Был вершиной совершенства
Овладевших  мастерством.
Нимба яркое сияние
У святых и у богов.
Золотое воскресение –
Цвет Христов  и мир Христов.

Посвящаю игумену
Берестову Анатолию                                                      
     Исповедь

Я искал утерянную повесть:
Так хотел живой глоток огня.
Запорошенную снегом горечь
Выплеснуть на светлый отблеск дня.
Дух больной, истерзанной души
Трепетной, заблудшей в мире лани
Изнывал от грязной мерзкой лжи,
Разомлев в парах греховной бани.

Так, терзаясь сердцем день и ночь,
Умоляя свет прийти на помощь,
Исповедуясь Христу и день и ночь,
Слезы проливал в седую полночь.
Исповедь прорвала сердца боль,
Покаянной разлилась слезою,
Свет надежды затеплил огонь
Светлой и святой живой водою.
                                             
   Братьям славянам
 
Мои стихи волнуют душу,
Они страны впитали боль.
Ложь не заглушит правду нашу,
В ней Бог  живёт и земли соль.
Живет в ней подлинное племя
Хранителей Святых Даров.
Голгофы Русской земной бремя
Легло на плечи их сынов.
В весенние раскаты грома
Гудит рождественский набат.
После безбожного разгрома
Уже зацвел славянский сад.
А Дух Святой нас опыляет
Своей божественной пыльцой,                                      
Сердца и души отрезвляет,
И урожай будет большой.
Сквозь немощи Христос рождает
Дух покаяния души.
Смиренной  верой утверждает
Святую правду вместо лжи.
Так дай нам, Боже, возродиться
Для братской жертвенной любви,
Чтобы вовек не устыдиться
Родных корней своей крови.

 Памяти замученных                          
      миллионов    

О Русь Святая, скорбной доли меру
Какой поэт способен описать!
Путь миллионов гибнущих за Веру
Язык наш не способен рассказать.
Тебя, как Бога, на кресте  распяли,
Людей  казнили,  мучили в крови.
Почти сто лет тут демоны царили,
Но затоптать, разрушить не смогли.
Тебя и жгли, и голодом морили,
Разграбили до нитки и  дотла.
Но Веру так враги не победили,                        
Все это не под силу  силам зла.
Я преклоняюсь и горжусь доныне -      
Пусть миллионы покаянных свеч
Омоют славою  кресты родные,
Нам эту память в святости беречь.

     Поэтом быть в те  
      времена…

Мне скоро стукнет пятьдесят
Прожитых грешных лет.
Весь сединой уже объят,
Наелся всяких бед.
Устал от горя и обид
Мой крест мне в тягость стал.
Но не молчу, хоть везде бит,
И верить не устал.
Пускай съедает сердце грусть,
И  душит  вороньё.
От веры я не отрекусь -
Отброшено   враньё.
И к нам,  погрязшим  в грешной мгле,
Бог милость проявил.
Пред Судным Днём  нашей Земле
Он веру возвратил.
В муках ноша  выношена,
И скорбный есть венец,
Поэтом быть в те времена,
Где близится конец.
В последних днях перед судом
Блистает благодать.
И слёзы радости кругом
На образах не снять.
Пусть не читают, не поют,
Об этом в суете.
Но близок ангельский приют
Страдающим  в нужде.

  Если не плачет душа…  

Жаль, если не плачет душа твоя.
Сердце не ноет от слёз сирот.
И горе других печаль не твоя.
Дух твой бежит от чужих забот.
Рыдают молча небеса тогда,
Ангел - хранитель скорбит во мгле.
Крест твоей жизни потух  навсегда,
И жил напрасно ты на  земле.
Но если  же плачет душа твоя,
Сердце волнуют слёзы сирот,
А горе чужое боль и твоя -
Дом твой открыт для чужих забот:                            
То молятся втайне все о тебе,
А ангел - хранитель бережёт.
Небо откроет ворота судьбе,
Доброе сердце тебя спасет.

Посвящаю рабе божьей Галине
        Доброта
             
Доброта – дверь в отчий дом,
Для сердец - бальзам спасенья.
Свет,  чарующий во всём,
С братом, с Богом примиренье.
Без замка открыта дверь,
Вечное гостеприимство.
Для неё есть - только  верь,
Путь спасительный в блаженство.
Доброту не прикупить,
От неё лишь умиленье.
Добрым можно только быть
И душой познать смиренье.

  Вас нигде, никогда
         не ждут
           
Вас нигде, никогда не ждут.
И без денег знать не хотят.
Просто так не дадут приют,
Только если вы сват и брат.
Но ведь надо наоборот
Всех любить и прощать вражду.
Христианский весь славный род
Исповедует нищету.
Нищету, да не ту нужду,                                        
Где соблазн совратил сердца.
Обокрав, разпалив вражду,
У которой, ну нет, конца.
А духовная нищета -
Это путь и закон небес.
Благодатной силы Христа,
От которой трепещет бес.
И хотите вы или нет,
Но духовный закон таков,
Где не действует власть монет,
А душа живёт без грехов.

   Исповедь поэта  
     
Мой чистый лист бумаги,
Я так тебя люблю.
Шелест тайной магии
Стихами окроплю.
Ох! Изолью всю душу
На белое стекло.                                                  
Неволи скорбной ношу,
Поэта ремесло.
Струной сердечной гусли,
Звенящею строкой,                                              
У исповедной мысли
Голос прозревший мой.
И разрешив от муки,
Бог своего раба,
Безвинной  жертвы руки
Обнимут, как всегда.                                        
На все есть Божья воля,
В смирении скорблю.
Такая моя доля:
Надеюсь и терплю.




«Наболевшие песни души:
 Русь моя святая»
   поэма
       
  Вступление.
Видел я во сне кошмарном
В нищем рубище страну,
Где кресты под синим небом
Грустно смотрят в старину.
И колышется над миром
Беспробудная тоска,
Над заброшенным погостом
Пляшут бесы трепака…
 Исцели души болезни,
Окропи святой водой,
В светлой ризнице к иконе
Приложись, наш  род людской.
Исповедуй все пороки,
Вынь всю силу из греха,
К небесам открой дороги
На святые берега.
Крестным ходом свою землю
Ты три раза обойди,
Воровскую грехов долю
Каясь слёзно, победи.

         Часть первая.
                     1
Русь Святая в страданьях и голоде -
Разрывается сердце от мук.
Нам надо выжить в безбожном холоде,
От нечистых избавиться рук.
Из кровавых уроков истории
Всяко  всем стоит извлечь урок
Прививать человечеству стоит ли
Бесовщины кровавейший рок?
Возрождённой благодатною вестью
Возвращается  милость Творца,
Покаянной молитвенной совестью
Отрезвляя умы и сердца.
                    2
Милосердный,  услышав молитвы,
Посылает нам голубей.
И благодатью Священной Жертвы
Пробуждает веру людей.
Но грехи наши в диком омуте
Кружат в сонме, как воронье.
Воровские соблазны в нищете
Лезут в души, сея  вранье.
Неужели  не всеми понято:
Из чужой беды прямо в Рай
Не попасть никому за золото?
Покаяние   выбирай!
                   3
Осень плачет слезами дождя
На земной  убогий покров.
Небо, терновым венцом скорбя,
Накрывает  горестный кров.
Жизнь грехами в угол загнана,
В нашем доме царит печаль.
С Царством Божьим связь утеряна,
И в сердцах холодная сталь.
Нам бы бежать от кошмаров дня
В святую седин старину,
Утопив грехи в море огня
И безбожной лжи новизну.
Нам  покровом были Святыни,
Благодать в Святых Образах.
У престола  Девы Марии
Слезы были и божий страх.
                    4
Теперь не свои мы в доме своём
Да убогие слезы  всё льем,
И  детям горькую долю даём,
Потому что безбожно  живём.
В покаянных слезах судьбинушку
На молитвы  копье нанизать.
И горькую долю-годинушку
В «руци божьи» смиренно придать.                            
Осень золотом до небес                                    
Заливает  леса и поля.
Дух Святой, не надо чудес,
Пусть безгрешною станет Земля.
                      5
Вот кончаются мрачные ночи,
И возрождается свет зари.
В новой жизни с божественным  встречи
Покаянной слезой одари!
Из священных событий  главное -
Это Крестная Жертва Христа.
Воскресение твое славное
Всех душ спасение у креста.
Под крестом у Христа распятого
На коленях, как беглый раб,
Я  в раскаянии  виновато
Шлю молитвенный небу взгляд.
В растревоженной круговерти
Вновь шепчу в сокровенный миг:
«Все готов отдать на свете я,                                        
Чтобы славить твой Божий лик».

Часть вторая.
             1
Дум вечерних свет струится,
Песни вышли на простор.
По бумаге белой мчится
Словом  сотканный узор.
Я - поэт скорбящей жизни,
Заблудившейся души.
Звуки покаянной песни
Попаляют силу лжи.

Грехов непрошенная  ложь,
Гроздья рябины тёрпкой.
Земли нескошенная рожь,
Сердечной муки горькой.
Полжизни пройденных дорог
Полыни придорожной,
И гром от роковых тревог
У доли кроткой, скорбной.
Сердец разбитых перезвон,
Слез материнских реки.
Греховных мук тревожный стон
Души заблудшей в  веке.
Небесный жертвенник мольбы,
Слов покаянных речи.
Слезная исповедь судьбы,
Спасенья крестной встречи.                                    
                   
                  2
Раскаты грома позади.
О Русь моя святая!
Весны воскресшей впереди
У вечных ворот Рая.
Людей открытые сердца,
На Бога уповаем,
У риз Тернового Венца
Мы молимся и знаем,
Что крови пролитой моря
Не пролиты напрасно,
Что наша бедная земля
Страдала не напрасно,
Что наш измученный народ
Поднимет знамя веры,
Избавит  грешный людской род
Греховных пут химеры.
И будет праведен в веках
Сей подвиг твой прекрасный,
Полки святых на небесах
Всех вымолят несчастных.
И золотые купола
Высоких колоколен,
Страны небесной якоря -
Там Дух Святой намолен.

О Русь моя,  в веках живи,
Гори  в лучах святой любви!

      Цена стихам
           
У слёз божественна природа,
Всё очищающая соль.
И во врачующих их водах
Проходит горестная боль.
Цена стихам – людские слёзы,
Розы душевного добра.
Когда страстей кипящих грозы,
Бегут и вовсе со двора.
Если поэт способен снова
Росток надежды  возродить,
Зажечь свечу, затронуть словом
И веру в Бога пробудить.
Тогда Земля своё страданье
Доверит духу молодца.
А Дух Святой - гонца посланье,
Всё освятит у ног Творца.
Тогда дух прошлого в героях
Откроет людям боль страны.
Душ  покаянный плач в народах
Разбудит исповедь  вины.

   Спроси, по сути  

Спроси  по сути: «Чей ты минерал?
Ты благо или сын порока?
Убогой жизни призрак – генерал,
Страстей шипящий голос рока?»
На ткани сердца времени рука
Завяжет нить узлом страданья.
Вглядись душою в зеркало греха,
Заметь зловещее деянье.
Горькое похмелье опозданья:
Всех по осени считать цыплят.
Смоет поезд времени рыданья,
Жизни прошлой не вернуть назад.

За всё судьбу благодарю

Благословен тот день и час,
Когда постиг в скорбях прозренье.
Те немощи, в которых пас
Греховное души затменье.
За то, что божий луч потряс,
Так разрубил мои сомненья,
Что гордый йог и «лоботряс»
Рыдал и каялся в волненьях.
И за любовь, и за страну,
В которой я посмел родиться,
За нищету и за вину
Всех злых сердец буду молиться.
За мудрой седины венец
И слёзы, плачущие солью,
За то, что я теперь певец,
И строки, дышащие болью.

  Иерусалим помнит…

Подвиг  Христа  культуру творит,
Божьих тайн прорекая суть.
Мир любви благодатью горит,
Умудряя сердечный путь.
Иерусалим помнит ту ночь,
В кровь одетый  жуткий закат,
Пот кровавый, безвинную плоть -
Христос грешниками распят!
Всё живое скорбит на земле,
Шепчет молитву Иордан,
Сад Гефсиманский затих во мгле,
Прокричал петух – жребий дан!
«Не минует мя чаша сия,
Крест понесу к Голгофе сам.
Отче, Да будет воля твоя!
Воздыхание к небесам».
Гром разорвал тишину и вот:
Сбылось пророчество – воскрес!
Смерть, ад  победив,  Христос нас ждёт,
В Рай открыв ворота небес.
Так, сквозь века претерпевший всё
Дух Христа над миром царит,
Посеяв в сердцах  семя  своё,
Где Господь с душой говорит.

         Пятьдесят  

И вот мне ровно пятьдесят
Прожитых грешных лет.
Не только сединой богат
Мой несказанный свет.
Все беды и обиды вдруг
Открыли дверь в алтарь.
Неповторимой жизни круг,
Где правит дух вратарь.
Он искалеченной душе
Даёт целебный вдох.
На сердце нет больше клише:
Живёт в нём тайны Бог.
Ключи священных  родников
Всё льются на него,
Та  мудрость прожитых веков,
Где вера -  жизнь его.
Горю я радостью благой
И славлю чудеса.                                                
А сквозь седины на покой
Лежит путь в небеса.              
    Живая связь
Живая связь времен – икона,
Меня волнует ее взгляд.
Царства небесного закона,
В смирении сотканный наряд.
От чувств глубоких задыхаясь,
Тревожит сердца вечный зов,
Твердя молитву, слёзно каясь,
Я исповедуюсь со слов:
Прости, прости меня и сжалься
Спасенье дай! Не осуди.
Ты вовремя мне повстречался,
На грешном жизненном пути.
Теперь же знаю, не напрасно
Душою мучился скорбя.
Пока луч веры очень ясно,
Не осветил всю правду дня.
Я ради этого момента
Готов от жизни все стерпеть,
И у Распятия Христа,
В слезах смиренно умереть.

    Земля, прости  

Все рисует небесный художник -
Чувства красок в сердечном холсте.
И рыдает душа – подорожник,
Распиная себя на кресте.
Наша жизнь – мгновенье у вечности,
Мы – слезинки в дождях бытия.
Не хватает простой человечности
Разбудить свою совесть, а зря.
Путем скорбным, страданий крестных
Вся распятая  роком страна
Изнывала в коварствах безбожных,
Роковые неся письмена.
Пробуждается ныне равнина:
Колокольный набат загудел.
Православная сходит лавина,
Сатанинский повержен удел.
Встав с колен, будем верить смиренно,
Прозревает народ наш в пути.
И мы, дети судьбы подвенечной,
Молим слезно: «Земля, нас прости!»

Письмо Сергею Есенину

В слезах есенинская грусть
Сложила песню тебе Русь.
Я так же как и ты горжусь,
Что сыном родины зовусь.
Я люблю всё те же нивы,
Неба синь, земли леса.
Слёзно плачущие ивы
Русских предков голоса.
Скорбной розы саван чёрный,
Снов смиренную тоску,
Караван судьбы покорный,
Страсть подвластную греху.
И как ты пьяным бродягой
Колесил родную твердь.
А в стихах своих молитвой
О Руси всё буду петь.
Выпью скорбную всю ниву
Выбью силу из греха.
Против шерсти бесов гриву
Расчешу в словах стиха.
А потом прилягу молча
В монастырском же саду.
Рока, острой бритвы волчьей
Я смиренно подожду.

    Чувств волнующих
         мятежных

Чувств волнующих мятежных
Обрывается струна.
Полюбил я стран небесных
Золотые письмена.
Исцеляющая  правда
Отрезвляет сердце мне.
Покаянная одежда
Пришлась впору по весне.
Исповедное виденье
Умывается слезой.
Боже, дай душе смиренье!
Буду я твоей росой.

         Пасха
 
С утра звонят колокола!
Нежно умилился дух.
Моё сердце обомлело,
Резко обострился слух.
Небо сладко улыбалось,
Его синие глаза,
В лучах солнца умывались,
Вдали  замерла гроза.
И слёзы капель дождика
Сразу перестали течь.
В огнях сияла радуга
Благодатью ярких свеч.
Это - Пасха! Пасха! Пасха!
Славно пели небеса.
Трезвона колокольного
Ветер треплет голоса.
Праздник в сердце православном!
Душ пасхальные цветы.
И бело - розовым огнём,
Радуясь, цветут сады.

   Я хотел бы летать  
 
Я хотел бы летать
Словно ангел в Раю.
Счастья людям желать
Для того и пою.
Над землею парить
Как туман по весне.
И молитву творить
В каплях слез, в тишине.
Так хотел бы бежать
От пороков и зла.
И грехи побеждать
Закусив удила.
Как хотел бы лежать,
В монастырском саду.
И судьбе отвечать,
Что я к Богу иду:
- "У распятья Христа,
Где под яркой звездой,
Целовал всё в уста,
Яблонь цвет молодой».

Admin
Admin

Posts : 686
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum