Мысли вслух. Александр Зеличенко (Москва, Россия). Свобода и быдло – оборотная сторона либерализма

Go down

Мысли вслух. Александр Зеличенко (Москва, Россия). Свобода и быдло – оборотная сторона либерализма

Post by Admin on Sat Dec 23, 2017 2:44 pm



Поводом к написанию этой статьи послужило обсуждение вот таких путевых заметок в социальной сети «Гайдпарк», где автор делится впечатлениями от частых поездок в плацкартных вагонах. Впечатления сами по себе довольно печальные – мой богатый опыт подобных путешествий лет 25-30 назад подобных впечатлений мне не доставил: за исключением одной ночи в поезде «Ужгород–Львов» я случаев откровенного хамства в поездах не помню. Впрочем, лучше приведу цитату:



...Ездить мне приходилось и с футбольными болельщиками, с вокзала начавшими заряжаться пивом и оравшими свои кричалки на каждой остановке, и с простыми гегемонами, столь усиленно баловавшиеся беленькой, что их снимали с поезда уже в Рязани. Попадались мне беспардонные крикливые тетки - челночницы, занимавшие все свободное пространство своими необъятными телесами и клетчатыми сумками; быстроглазые субъекты с картишками в намозоленных на лесоповале руках в наколках и непонятными ксивами; разряженные как на парад дембеля при всех регалиях и блестящих цацках, без устали отмечавшие свое освобождение и первые дни на воле... Однако страшнее и неприятнее всех в поездах были детки. Особенно мелкие, лет 5-8. Один такой, на протяжении нескольких часов возил по столику свои машинки, оглашая окрестности звукоподражанием заводящемуся мотоциклетному мотору по одобрительными взглядами счастливых родителей. Другая, требуя книжку или шоколадку, истерически вопила и каталась по полу, рано или поздно вымогая у доброй мамочки предмет своего каприза. Я рисковал выдранными глазами, если бы посмел пикнуть что-либо в адрес их ненаглядных чад... Спустя годы, они вырастают и превращаются в более или менее благополучных сограждан, привыкших заботиться только о собственном спокойствии и благополучии, для которых чужие настроение, интересы или потребности не имеют никакого значения, особенно, если они противоречат их собственным...



Вывод автора звучал вполне подготовленным:



Виноваты в этом все мы - родители, учителя, соседи и просто прохожие, не способные встать на пути зарвавшегося быдла, ... обозначив пределы его личной свободы, которая оканчивается там, где начинается свобода, жизненное пространство и интересы другого человека. Отчего-то считается более культурным отвернуться, не заметить, промолчать и обойти, нежели урезонить бузотера...



Казалось бы ничего особо интересного: нормальные дорожные наблюдения-размышления – «быстро лечу я по рельсам чугунным, думаю думу свою». О чем тут еще писать? Оказалось – есть о чем. Поразило меня обсуждение статьи.

«Гайдпарк» позиционирует себя как «сеть для зрелых людей», и, действительно, по составу участников и стилистике отличается от других крупных русскоязычных социальных сетей. Не то, чтобы все здесь было хорошо, но и общей культуры, и интеллекта побольше. Поэтому я был совершенно не готов к тому, чтобы главным мотивом обсуждения этой статьи станут атаки на автора в тональности «Ишь ты, еще и шляпу одел» и «Если ты такой чувствительный, летай самолетом». Пахнуло чем-то очень знакомым, но знакомым не лично. Не сразу я сообразил, что «что-то» – это атмосфера зощенковской прозы. Множество более-менее грамотно пишущих и связно излагающих свои мысли граждан почувствовали себя лично оскорбленными нападками автора на поездное быдло. Другими словами, поведение быдла показалось им нормальным и естественным. Другими словами, в быдле они узнали себя.

Вот это, пожалуй, новинка нашего времени. Раньше между быдлом и культурным человеком пролегала довольно четко обозначенная граница. Между ними как бы шла война. И, как показывает русская история конца 19-го – 20-го веков, быдло в этой войне проигрывало: его становилось все меньше и оно становилось все менее агрессивным.. Во всяком случае, во второй половине 20-го века зощенковская проза представляла интерес, главным образом, исторический. Последние же два десятилетия, похоже, изменили соотношение сил в этой войне кардинально: быдло перешло в контр-наступление и сегодня развивает стратегическую инициативу.

Однако и это наблюдение само по себе еще не так интересно. Гораздо интереснее другое – связь такого массового обыдления с той дорогой нам всем философией, которую мы лелеяли и продолжаем лелеять, философией либерализма. «Это сладкое слово свобода». И в самом деле, такое сладкое. Такое необходимое, чтобы можно было нормально жить и работать. Без свободы никуда. И в самом деле никуда. Мы упивались свободой начала 90-х годов. Она вселяла надежду и радость. И мы не заметили, как свобода воровать, убивать и растлевать затопила нашу жизнь.

Для многих и сегодня это сладкое слово остается знаменем надежд на лучшее будущее. Но и те, кто уже догадался, что экономическая свобода нуждается в жестких ограничителях, и даже те, кто начинает догадываться, что в не менее жестких ограничителях нуждается и наш главный кумир – свобода слова, все еще далеки от понимания, что само понятие «свобода» нуждается в существенном, очень существенном переосмыслении.

«Свобода – возможность делать что хочу» - естественное, но очень детское понимание свободы, которое ведет к самым грустным социальным последствиям: «дрожжевому» росту быдла и обыдления. Все хотят такой свободы. И единственным своим следствием подобная свобода может иметь совсем страшную несвободу, когда общество оказывается вынужденным ограничивать все и всяческие свободы. Именно к такому антилиберализму катится сегодня Россия. И прикатится, если мы не начнем быстро учиться, что свобода не может быть безграничной, а может быть лишь очень жестко ограниченной. Другими словами – что «свобода – это несвобода».

Admin
Admin

Posts : 721
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum