Публицистика. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Точка зависания

Go down

Публицистика. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Точка зависания

Post by Admin on Sat Jul 01, 2017 1:46 pm








Руки, дарующие помощь,
святее молящихся уст
Роберт Ингерсолл

Начать придётся с неимоверной банальности (истина всегда банальна, не так ли?, лишь фантазии, как правило, блещут оригинальностью) – Интернет изменил мир, причём, изменил полностью. К сфере взаимоотношений гражданина и государства, гражданина и гражданских организаций это относится в полной мере.
До сих пор помню, как я добивался открытия дела «Ягудин против России» в Европейском суде по правам человека. Заканчивалось прошлое тысячелетие, Интернет (благодаря в том числе и тому, что модемы требовалось регистрировать в милиции, а кабельного Интернета в то время не было и в помине) ещё был экзотикой, тем более у нас, в провинции, тем более для людей немолодых, моего поколения. За всё своё поколение не скажу, а я к Интернету доступа в то время не имел, да и вряд ли в те годы он был развит в степени, достаточной для того, чтобы одним мановением пальца можно было бы отправить крик о помощи сразу во множество мест. Вот и… пришлось – мучительная трудоёмкая работа по подготовке и рассылке заявлений и документов: беспрерывный шелест листов, выползающих из принтера и ксерокса, терпеливое надписывание бесконечных конвертов печатными буквами на трёх языках, стояние в очередях на почте, чтобы отправить непременно с уведомлением, поток ответных писем, и вновь писанина и рассылка ответов на ответы и ответов на ответы ответам…
В результате по большому счёту, всё это ничего не дало: лишь пришло доброе хорошее письмо от тогдашнего Уполномоченного по правам человека России Сергея Ковалёва, в котором сообщалось, что мои предложения по изменению принципов оказания принудительной медицинской помощи (например, я требовал принять решение, что любые неприятные процедуры принудительно применяться не могут как имеющие характер истязаний) он передал в Госдуму, где они благополучно сгинули, как в чёрной дыре, да в Европейском суде наконец-то открыли моё дело, после чего наступило глухое молчание и в результате мне пришлось побеспокоить (тоже письмом) башкирку-парижанку, вдову репрессированного башкирского писателя, Клару Ишемгулову, которая, не мудрствуя лукаво, в приказном порядке усадила в машину своих дочерей и отправила в солнечный город Страсбург прояснять ситуацию на месте, низкий ей за это поклон. В результате какового заезда и посещения канцелярии Евросуда и выяснилось, что моё дело «Ягудин против России» мной благополучно проиграно, о чём девушки меня проинформировали по телефону.
Да плюс, благодаря моим письмам, приключившаяся со мной история была упомянута в докладе Московской хельсинской группы в 1998 году и в докладе Уполномоченного по правам человека России в 1999-м, да плюс помощник Уполномоченного по правам человека Башкортостана Мунир Ризваевич Абубакиров пригласил меня к себе и после не очень продолжительной беседы действительно принял радикальные меры к тому, чтобы истории такого рода со мной больше не приключались, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.
Само же незаконное судебное постановление в отношении меня в конечном итоге было отменено коллегией Верховного суда лишь благодаря тому, что мой дядя по материнской линии в то время был лучшим государственным обвинителем республиканской прокуратуры, ценнейшим её кадром, а у моего папы вдобавок в башпрокуратуре был друг в подходящем отделе, вот они вдвоём и сумели всё это организовать аж методом официального прокурорского протеста – неслыханное по тогдашним (как и нынешним) временам дело.
Не окажись у меня дяди в республиканской прокуратуре, и у моего папы друга там же, давно бы я уже почивал на Южном кладбище города Уфы, как и многие мои коллеги, ныне лежащие по кладбищам городов и весей моей многострадальной Отчизны, и никакие гражданские правозащитные организации этому бы не помешали.
Сейчас дяди нет в живых, папы, мархум , тоже, папин друг ушёл на повышение прокурором района, и, случись что, я уже не смогу рассчитывать на такой неформальный вариант.
Но ведь все эти ужасы, благодаря Интернету, наверное, в прошлом, да?
Или нет?
Давайте поверим вместе.
Итак, что мы имеем? В принципе, сейчас принимаются заявления по Сети на сайте Государственной Думы России и сайте президента её же. Откуда со старательностью отбойного молотка все мои заявления текущего года (и всех предыдущих годов тоже) по поводу осуществляемого в отношении меня милицейского террора за мою профессиональную журналистскую деятельность были спущены в Генеральную прокуратуру России и в МВД России, а оттуда соответственно в прокуратуру Башкирии и МВД Башкирии, а оттуда в прокуратуру Уфы и Увд Уфы, а оттуда в районную прокуратуру и РУВД района, а оттуда моему участковому, который тут же начинал бегать по соседям и уговаривать их заявить, что это именно я – сбежавший в 45-м от справедливого возмездия герр Адольф Гитлер. Кое-кого уговорил.
Вывод – на наших президентских и думских бар и барынь надежда дохленькая. Второй вывод – надо искать альтернативные пути.
Бредём по Интернету дальше. Набираем в Яндексе «Уполномоченный по правам человека России». Есть! Вот он сайт Уполномоченного. Но на сайте только физический адрес офиса и мэйл пресс-центра, да на странице «ссылки» есть мэйлы общественных приёмных Рязанской области, Москвы, Костромской области, Смоленской области, Воронежской области, Курганской области и почему-то города Волгодонска. При этом в правом верхнем углу сайта скрооомненько так сказано: «Документы, присланные по электронной почте или факсу – не регистрируются». Значит, опять на почту с конвертиком в руке?
Вот всё и замкнулось на единственную альтернативу – на общественные гражданские правозащитные круги. Наберём-ка в Яндексе «права человека» и «правозащитный» на авось. И сразу – множество ссылок.
Ну, благословясь?
Первым в списке стоит Общероссийское общественное движение "За Права Человека». Чтобы им такое отправить? Пожалуй, отправлю ссылки наших (мои и моих сподвижников) статей с просьбой поставить их на сайте и рукописи некоторых статей с просьбой там же опубликовать. Ищем адрес. Нет – только обратная связь. Ладно, годится, хлопотно, конечно, но это не на почте в очереди стоять. Отправил. А вот у них и страница ресурсов. Ну-ка, что там?
Тэккк: Фонд "В защиту прав заключенных", Московская хельсинская группа, Центр содействия реформе уголовного правосудия, Права человека в России, Мемориал. По всем адресам отправил то же самое. На сайте с важным названием «Права человека в России, лента новостей» контактных реквизитов нет. Зачем же тогда этот сайт так гордо стоит в Сети – для украшения, что ли? Что это за правозащитная журналистика без обратной связи?
Ладно, здесь, вроде, всё – закрываем страницу. Кто там в Яндексе следующий по списку? Институт прав человека. Зайдём.
Отправляю в Институт всё то же самое, захожу на страницу «Ресурсы». Оные там трёх видов: Российские, международные и почему-то белорусские. Начнём с Российских.
Общество "Мемориал", Московская Хельсинкская группа – туда я только что отправлял, повторяться не будем. Фонд защиты гласности – щёлкаю – «не
найдено». Странно, вообще-то я этот ресурс знаю, он рабочий и боевой, а тут… Независимый экспертно-правовой совет, ссылки нет, только мэйл. Годится. Отправляю письма. "Общее действие", ссылка, щёлкаю – «not found», что в переводе тоже означает «не найдено». Фонд и музей им. А.Д. Сахарова – тоже «not found». Информационный центр правозащитного движения, есть мэйл, поступаю, как обычно. Общероссийское движение "За права человека", это уже было, но здесь ссылки нет, на всякий случай отправляю письма ещё раз по указанному адресу. Комитет "За гражданские права", электронный адрес – отправляю. Правозащитная сеть (Human rights online). «Извините, на HRO.org проводятся технические работы». Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия, захожу по ссылке, отправляю. Фонд "Гласность" – «under reconstruction», ага, на реконструкции. "Гражданский контроль" (Санкт-Петербург), отправляю по адресу. Информационный центр по правам человека в Центральной Азии, немножко не то, но письма отправил, чтобы никто не чувствовал себя обиженным и ущемлённым. Издательство "Права человека" и журнал "Правозащитник", опять «Извините, на HRO.org проводятся технические работы». Журнал "Индекс. Досье на цензуру" – вот те здрасте «Ошибка 404 — документ не найден», с чего бы это?, я данный сайт знаю, он тоже работающий и боевой. Радиостанция "Свобода", зашёл на сайт, отправил письма. Ага, радиостанция "Эхо Москвы" – знаю такую, там у некоего «референта «Эха Москвы» есть устойчивая хамская манера письма удалять, не читая, с почтового сервера так и пишут «Ваше письмо было удалено без прочтения», моя ученица Александра Багирова за такие дела оттаскала «референта» на матах – не помогло. Откровенно говоря, просто неописуемое свинство со стороны «Эха Москвы» – ежели не хотят читать письма, то на хрена, спрашивается, навязали свою ссылку правозащитному ресурсу, в правозащитном-то деле самое главное – надёжная связь с отчаявшимся человеком, умоляющим о помощи, а ежели «референтам» не вместны чужие слёзы и боль, так сидели бы себе спокойно в «Эхуях Москвы» и не лезли в правозащитное движение, своим свинством его, кстати, дискредитируя в хлам, что вообще-то, будем выражаться в талантливых ярких терминах проклятого сталинизма, следует квалифицировать как откровенно враждебную, диверсионно-вредительскую деятельность.
Ладно, поехали дальше. Молодежный центр по правам человека – not found. Нижегородское общество прав человека. Вряд ли от них будет какой-то прок, я по своей Башкирии знаю, что в провинции «правозащитные» организации все созданы и кормятся местными барами, чтобы в это дело посторонние не затесались, но письма всё равно отправил. Московская школа прав человека – not found. Российский исследовательский центр по правам человека – not found. Центр общественных связей "Гражданин" – отправил. Центр содействия международной защите – тоже. Агентство социальной информации – аналогично. Движение против насилия, отправил письма и на этом обнаружил, что российские ресурсы все кончились. Небогато. Учитывая, сколько ссылок не работает вообще.
Может, на международных ресурсах дела получше? Зайдёмте туда. Тут, в основном, наиболее известные бренды, Международная Хельсинская Федерация (указан электронный адрес), Международная амнистия (на сайте есть обратная связь, но надо быть повнимательнее с контрольным кодом – смотреть, какая буква заглавная, а какая маленькая), ссылки на сайты Верховного Комиссара ООН по правам человека, Совета Европы, Human Rights Watch (что в переводе означает нечто вроде «Наблюдение за положением дел с правами человека»), Международной лиги в защиту прав человека, Интерайтс (т.е. Международного центра легальной защиты человеческих прав) и какой-то Российско-украинской юридической группы. Есть там ссылка на сайт Европейского Суда по правам человека, зайдя по которой, обнаруживаешь надпись «Этот сайт продаётся», отчего хочешь не хочешь становится смешно. И есть ещё две ссылки: Артикл-19 (Международный центр против цензуры) и Адвокаты за права человека, которые не открываются. Ну, что тут скажешь? По всем доступным адресам и ресурсам я письма разослал.
Так, что там осталось, белорусские ссылки? Смотрим туда. Итак: открываются только невесть как оказавшаяся на правозащитном ресурсе газета "Белорусский рынок" (обычная субъективно-политическая газета, таких море, если всех их заносить как «правозащитные», никакого места не хватит, но письма я в газету отправил) и какая-то "Хартия-97" (отправил и туда). Всё остальное, а именно: Белорусский Хельсинкский комитет, Белорусская деловая газета, Acсоциация беларусских журналистов, Law Center for Media Protection (то бишь Центр юридической защиты прессы), какая-то забегаловка с совершенно невнятным наименованием IREX / ProMeida Belarus, а также, прости, Господи, какие-то Драники.Новости – не открываются.
Ну, что ж, в принципе, поиск можно прекратить – на всех остальных ресурсах ссылки примерно те же, за исключением более узкоспециализированных (права животных, женщин, педерастов etc, а поскольку я не то, не другое, не третье, и не всё остальное в том же духе, заходить туда не стал) и любопытного 4-го пункта в Яндексе – «ООН в (опять же) Беларуссии» (ну, до чего же правозащитный народ, оказывается). Примечателен этот сайт тем, что там проставлены, похоже, абсолютно все ссылки на абсолютно все подразделения ООН, от какового факта, как я сильно подозреваю, для попавшего в беду человека не будет никакого проку. Письма в ООН я, тем не менее, отправил. Теперь, если меня будут спрашивать: «И что решил по письмам ООН?», я отвечу на вопрос вопросом, как в старом фильме: «Кто «он»?
И напоследок я, теперь уже целеустремлённо, отыскал сайт питерской Гражданской комиссии по правам человека, раз уж её председатель Роман Чорный – постоянный автор журнала «Индекс», и отправил письма туда. Увы, дорогой коллега, похоже, Ваши сподвижники и сотрудники совсем распустились: ничего, кроме глухого молчания, я в ответ не получил – как и десять лет назад, когда отправлял Вам письмо физической почтой.
Остальные результаты моего титанического труда следующие: по десятку писем пришли ответы почтового сервера, что письма на тамошних адресах не принимаются; из Московской Хельсинской группы, Human Rights Watch и ещё двух организаций, которые идентифицировать не удалось, поскольку они были подписаны лишь именами респондентов, пришли культурные сообщения, что письма там прочли; а референт «Эха Москвы» и какая-то барыня из белорусского ЮНЕСКО удалили письма, даже не удосужившись их прочитать. По поводу чего я барыне из белорусского ЮНЕСКО на общепринятом языке международного общения от всей души посоветовал «so fuck you, bitch», а об «Эхо Москвы» мараться не стал, во-первых, потому что для них многовато было бы чести (не ЮНЕСКО же всё-таки, пусть даже белорусское), а во-вторых, потому что Саша Багирова, как я уже упоминал, уже порекомендовала «Эху» абсолютно то же самое, но на чистом русском языке.
Письма, направленные по всем остальным адресам, ухнули, как в яму. Никакой реакции и никакого ответа.
А значит, время подвести «рюзюмю».

Само присутствие в Сети всех этих ссылок и сайтов имеет значение лишь одно – моральное, хотя и в двух ипостасях: во-первых, российским барам и их холуям весьма полезно думать, что правозащитное движение всегда рядом, что оно всегда начеку, что оно, как тень, стоит у них за спиной; во-вторых, потенциальным жертвам пресловутой вертикали власти, т.е. всем без исключения российским гражданам , конечно же, полезно хранить в глубине груди святую наивную веру в то, что буде нарушатся их права, вся правозащитная конница и вся правозащитная рать встанет на их правозащиту горой.
Ведь ни баре, ни их жертвы не знают, что существенно реальной роли в общественно-политической жизни все эти организации не играют и что существенно реальной помощи жертвам произвола они не окажут, так и будет всё одно и то же: «сайт не найден», «по адресу не доставлено», «удалено без прочтения» или в лучшем случае «прочтено», но всегда никакой реакции по существу. И не по существу тоже.
Более того, информационная роль сетевых правозащитных ресурсов тоже практически нулевая – выставленная на сайте любой правозащитной организации фактура содержит, в основном, подробную биографию себя самой, любимой, и душераздирающие истории о нарушениях разнообразных гражданских и человеческих прав, в том числе права на публичную дефекацию (“Известия” от 13.11.01г.) как высочайшего достижения демократии как дерьмократии. В прямом смысле!
Меж тем именно правозащитным сетевым ресурсам, вообще-то, сам Бог велел располагать у себя международные юридические документы, источники международного права, подробное описание процедур обращения граждан, все контакты и адреса всех международных судов и трибуналов etc.– это следует попросту из моего давнего опыта с обращениями в зарубежные правозащитные организации. Я ведь помню, с каким трудом искал и находил информацию по контактам с ними, структуре и взаимоотношениях международных правозащитных судов, комиссий и комитетов, базовые юридические документы, процессуальные требования и судебные прецеденты… Например, адрес Европейского суда в Страсбурге в шумные далёкие годы «социализма с человеческим лицом» был опубликован в одной маленькой дурацкой уфимской газетке, и я, повинуясь безотчетному внутреннему чувству, его вырезал и аккуратно хранил почти десять лет, пока не пришло время сдуть с него пыль веков. Европейскую же конвенцию о защите прав человека (а при составлении заявления в Евросуд требуется чётко ссылаться на соответствующие статьи конвенции) мне выслали уже из самого Евросуда по моему заявлению, а где взять Всеобщую декларацию прав человека, я узнал в результате долгих поисков в библиотеках (где её якобы нету) и расспросов среди нашей местной политической оппозиции и уфимских коллег-журналистов – хм, выяснилось, что все международные правовые документы, действуя скрупулёзно и методично, уже тогда собрал опытный и очень толковый башкироязычный журналист Закир, в ту пору корреспондент журнала «Ватандаш». Зиннатуллин, по-моему, его фамилия, не помню. Закир даже составил сборник всех этих документов в виде рукописи и попытался добиться, чтобы её издали книгой, что было просто верхом наивности, довольно странным для журналиста с его опытом и его профессионального уровня (может, просто иного выхода у него не было), поскольку башкирские баи, разумеется, ну совсем не заинтересованы в том, чтобы такого рода информация была доступна народу.
Кстати, уже упоминавшийся мною мой дядя, прокурор, когда ему понадобилась Европейская конвенция, тоже попросил её у меня, поскольку помнил, что у меня она есть, а у себя на работе, В ПРОКУРАТУРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН, он её найти не смог – даже там её не оказалось, о, Аллах, Всемилостивый и Милосердный!
Интересно, а сейчас конвенция в башпрокуратуре есть? Вопрос сугубо риторический, поскольку никакого значения это уже не имеет – конвенция имеется в Интернете, как и вообще все документы, все рекомендации и все информация по процедурам обращения в Европейский суд, но… не на правозащитных сайтах, всё это нужно искать по Сети отдельно и собирать по крохам. При этом никакой полезной информации по Международному трибуналу в Гааге Рунет не содержит вообще. Разве не святая обязанность российских правозащитных организаций восполнить этот пробел? Или из-за достаточно мелкой и совершенно левой в теме прав человека истории со Слободаном Милошевичем, наши правозащитники ужасно на Гаагу обиделись и решили на неё, культурно выражаясь, «забить», при этом даже не поинтересовавшись мнением по данному поводу простых людей, жертв произвола, помощь которым, вообще-то, декларируется российскими правозащитниками как наиглавнейшее основание самого присутствия правозащитного движения в реале и виртуале.
Что же касается непосредственной помощи отчаявшимся людям, то тут мы имеем абсолютный вакуум, какого не бывает даже в космосе, но который присутствует в российском правозащитном движении – я всю жизнь в оппозиционной журналистике, всю жизнь собираю и изучаю факты нарушений человеческих и гражданских прав, всю жизнь по этой теме пишу и публикуюсь, всю жизнь читаю и выслушиваю бесконечные жалобы и рассказы людей, пострадавших от произвола бар и ментов, и за всю вот эту самую «всю жизнь» я НИ РАЗУ НИ ОТ КОГО не слышал, чтобы правозащитные организации помогли хоть кому-нибудь, или хотя бы ответили хоть кому-нибудь хоть на физическое, хоть на электронное письмо хотя бы с выражением моральной поддержки: «Держитесь, мы болеем за Вас».
Может, будет помощь, если прямо ногами туда к ним сходить? Но это к москвичам и питерцам обращённый вопрос (жду, кстати, от них ответа по контактам: 450000, Уфа, центр, а/я 1332, Ягудину Р. М., litbash@mail.ru, телефону 89279243523, факсу (34797)2-80-31). Что же касается организаций и лиц, позиционирующих себя как правозащитные, российских городов и весей, то на примере Башкортостана, как я уже упоминал, вырисовывается следующая картина – все они созданы местными барами и баями, укомплектованы ангажированными местной властью людьми, дабы держать сию тему под контролем и не допустить в неё посторонних, в связи чем некоторого оптимизма придаёт логичное предположение, что провинциальные правозащитные структуры в вопросах неполитических, не угрожающих самими барам и баям, в борьбе пострадавших против если не самих баев и бар, то хотя бы их зарвавшихся нукеров и холуев, действительно должны людям помогать, дабы поддержать реноме и заслужить доверие народа – мне-то ведь в аппарате Уполномоченного по правам человека Республики Башкортостан действительно помогли, причём помогли серьёзно, по-настоящему, без громких слов и хвастливых заявлений.
Но это совсем не означает, что независимые правозащитные организации должны расслабиться и передоверить святое дело помощи отчаявшимся и защиты их прав служивому люду чёртовой вертикали власти, самоустранившись из этой вечной борьбы, о которой лучше всех высказался известный педераст (хоть у пидоров ума хватило, прости, Господи!), лидер движения российских гомосексуалистов и лесбиянок, кандидат в Президенты России на тех самых «самых-самых», первых, легендарных постперестроечных выборах, Роман Калинин: «Свобода достаётся трудной, подчас кровавой борьбой. Никто не получил свободу в подарок». От себя добавлю – борьба за сохранение уже завоёванной свободы не менее трудна и кровава, и при этом вечна и бесконечна, как сама жизнь.
А значит, пора бы уж гражданским правозащитным организациям и движениям прервать перманентный отдых и взяться за кропотливую и скучную, рутинную каждодневную работу, для начал определив, что этому мешает.
Так что?
По моим ничем не доказанным, смутным, но при этом очень устойчивым ощущениям правозащитные организации не ладят между собой, постоянно заняты какими-то трениями и разногласиями, разводами и делёжкой имущества, тем самым вполне суицидально реализуя в отношении себя самих древний принцип «разделяй и властвуй» на руку этим самым властвующим властям. Из чего следует неумолимый вывод – либо мы найдём способ объединиться, каждый поступившись частицей личного шкурного интереса, либо гибель российского гражданского правозащитного движения станет неминуемой и необратимой.
А уж объединившись, следует разработать, коллективным решением принять к исполнению и в дальнейшем свято соблюдать общие для всех, унифицированные, базовые принципы функционирования подразделений объединённого правозащитного движения.
Принципы эти лично я вижу ориентировочно следующие:
1. Следует, как я уже упоминал, полностью обеспечить потребности пострадавших от государственного произвола людей в полноценной информации по международным судам и правозащитным организациям – чётко, шаг за шагом, изложив на своих сайтах все их необходимые для обращения за помощью и защитой действия, разработать и поместить у себя шаблоны заявлений и обращений со всеми требуемыми сносками на соответствующие статьи соответствующих документов международного права.
2. везде поставить специальную страничку «частые вопросы».
3. везде поставить и активизировать форумы, где люди могли бы делиться и советоваться друг с другом
4. не лениться и ВСЕГДА отвечать на ВСЕ письма, хоть физические, хоть электронные, чтобы люди знали – мы здесь, мы их не оставим в беде.
5. любой ценой изыскать возможности и ресурсы для оказания индивидуальной юридической помощи каждому потерпевшему, чего, кстати, совсем несложно достичь совершенно бесплатно – кинув по миру клич с приглашением к сотрудничеству на общественных началах грамотных юристов, политологов, социологов и просто толковых ответственных людей. Люди будут, не сомневайтесь, коллеги, вспомните старый фильм: «Один из них перед вами, значит, и другие найдутся». Для тех, кто не понял: «один из них» – это я.
6. набрать знающих добровольцев, которые смогут распиарить объединённое российское правозащитное движение по всей Сети – в конце концов, почему порнушка.ру это делает, используя в том числе, кстати, и бренд «Расуль Ягудин» наряду с брендами «Пэрис Хилтон», «Ксюша Собчак» etc., а мы не можем?
7. если пострадавший исчез с контакта, не успокаиваться, писать, спрашивать, обращаться к активистам соответствующего региона с просьбой начать розыск, а для этого –
8. необходимо создать сеть региональных если не представительств, то хотя бы активистов – Господи Боже, это же азбука любого дела, будь то хоть бизнес, хоть политика, хоть правозащитное движение, а что мы видим в действительности? – магазины «Эльдорадо» скоро доберутся до самых глухих башкирских аулов, а хельсинской группы нет даже в Уфе, а представленные в Сети якобы телефоны якобы уфимского представительства «Международного стандарта» вывели меня незнамо куда, включая квартиру со старушечьим голосом в трубке.
9. всеми силами при помощи региональных активистов стараться принимать прямое физическое участие в любых, в том числе судебных, разбирательствах обратившихся к нам за помощью граждан по поводу нарушения их прав.
10. постараться создать систему бумажных периодических изданий с региональными вкладками – это, кстати, на мой профессиональный журналистский взгляд, сложнее всего
11. ну и так далее, всё это нужно будет разрабатывать с чувством, с толком, с расстановкой, а не так, навскидку, как это только что проделал я
12. и самое главное, коллеги, НЕ ССАТЬ – каждую секунду помнить замечательную русскую народную мудрость «глаза боятся – руки делают» и замечательную восточную мудрость «даже самый долгий путь начинается с первого шага»
И последнее. На первый взгляд, во всём этом нет необходимости, поскольку индекс народного доверия к правозащитным организациям пока чрезвычайно высок. Подброшенный волной общественного энтузиазма перестроечных лет, этот индекс взлетел на головокружительную высоту.
Но Закон всемирного тяготения неумолим – во всех смыслах и во всех сферах, и к борьбе за права человека это имеет самое прямое отношение, а значит, если правозащитное движение России именно сейчас, в точке зависания, не найдёт в себе внутренних источников энергии для если не продолжения взлёта, то хотя бы для того, чтобы удержаться на достигнутом уровне доверия, неизбежно начнётся падение вниз. С ускорением, как мы все помним из школьного курса физики, 9,8 метров в секунду. А чем выше взлетел, тем больнее падать, это тоже вполне физический постулат – ведь расшибёмся же, если грохнемся с такой высоты, о, Аллах, прости, спаси, сохрани и помоги!
Однако, не знаю, как другие мировые религии, а Ислам однозначно и жёстко утверждает: Всевышний не осеняет своей дланью трусов, бездельников и балбесов, Он просто так, на халяву, не простит, не поможет, не спасёт, не сохранит – и чтобы добиться Его благословения, его защиты, помощи и поддержки, нужен упорный, тяжкий, многолетий, изнурительный труд.
Ну и, конечно же, не будет лишней молитва, бисмилла-х-и-рахман-и-рахим.
Аминь!

Admin
Admin

Posts : 721
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.com

Back to top Go down

Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum